Секс
Порно Клик
Порно фото тут https://pornofoto.wiki/categories/
Проститутки дева23 в Краснодар
Секс по телефону
Порно рассказы
Порно рассказы » Бисексуалы » Wakai Kami часть 19

Wakai Kami часть 19

Бисексуалы / Групповуха / Странности / Фетишизм

Сразу после завтрака мы отправились к графу, сдать задание и получить плату. Стража у ворот поместья, взглянув на грамоту, повела меня внутрь без вопросов. Троица моих спутниц вынуждена была ждать снаружи. Я жестом успокоила девушек и последовала за провожатым.

Граф Бикит Урим изволил предаваться утренней лени в беседке, окружённой яблонями. Сезон цветения уже окончился и кроны имели немного аляповатый вид, словно обрызганные розовыми лепестками. В шаге от графа, за его плечом стоял Жерод.

Стелиться и лебезить перед мэром я не собиралась, но и наглеть особой причины не было, потому достаточно вежливо, по моему мнению, склонила голову и поприветствовала дворянина.

- Граф Урим де Маннаран, я прибыла, что бы отчитаться о выполнении вашего задания. Вот доказательство, - указываю на мешок с ушами. Жерод делает лёгкое брезгливое движение и невесть откуда взявшийся туцу уносит дурно пахнущий свёрток.

— Марика расскажи, как ты расправилась с бандой?

- Граф, посланный вами отряд на защиту Намирры значительно потрепал налётчиков, что в последствии сильно облегчило мне задачу...

- Не стоит лишне скромничать. Мне известно, что ты внесла значительный вклад в оборону Намирры, - де Маннаран делает глоток вина. - Я бы хотел нанять тебя на службу. Такой опытный человек мне бы пригодился...

- Благодарю вас, за похвалу, но я чужестранка и хотела бы для начала разобраться с тем, как обстоят дела в округе. Поспешными действиями я могу ненароком перейти дорогу могущественным людям, что будет для меня катастрофой, - тактично "съезжаю" с темы.

— Следи за своими словами, простолюдинка! - сразу же взвивается Жерод. - Дворянин удостоил тебя чести...

- Хватит..., - ленивым движением останавливает его граф.

— Марика, моё предложение остаётся в силе. Если передумаешь - тебя ждёт место капитана моих телохранителей и достойное жалование, - его взгляд с ленцой затянут поволокой безразличия, но где то там, в глубинах, просвечивает жадный, хитрый разум.

Не поторопилась ли я принять и выполнить задание в одиночку? Этот, внешне ленивый, словно зажиревший кот, человек определённо не глуп. Глупцы не удерживаются у власти. Мне стоит относится к нему осторожней и взвешивать каждое своё слово.

В это время, так же незаметно, как и исчез, появляется тот же туцу и шепчет на ухо Жероду.

- Мой лорд, вы позволите?

- Говори...

- Условие задания выполнено, к тому же на десяток более, чем нужно.

Граф вопросительно приподнимает бровь, с усмешкой глядя на меня.

- Они заслужили, милорд, - не вдаваюсь в подробности.

- Наградите её, как было договорено, - Бикит Урим встаёт и направляется в глубь сада, бросая на ходу. - И добавьте ещё десять монет...

. ..

К моему величайшему удовольствию, аудиенция была окончена, фактически и не начавшись. Надменные и заносчивые взгляды, словно говорившие: "склонись перед моим величием" вызывали жгучее желание устроить в этом поместье банальный, вульгарный мордобой.

Не сомневаюсь, я смогла бы нанести тяжкие телесные, а кое-кому - и несовместимые с жизнью, ранения всем в радиусе двадцати метров и скрылась бы до прихода городской стражи. Но что было бы дальше? Жить в лесу и воровскими набегами выбираться в город? А как же девочки? На них то наверняка либо отыгрались, либо использовали бы в качестве рычага давления на меня.

Надо бы поработать над управлением своим гневом, а то глянули "не так", а я уже готова устроить побоище. Подумаешь! Таких "взглядов" в этом мире у меня будет предостаточно. Нужно просто поскорее с этим свыкнуться и держать себя в руках, а ломать шеи за "косой взгляд" - это всегда успеется.

Мои спутницы даже заскучать не успели, как я уже снова была рядом с ними.

— С этим делом покончено, - взвешиваю в руке кошель. - Теперь - за покупками!

. ..

Сперва пришлось отправится на поиски обменного пункта для золота. Сомневаюсь, что в городских магазинах для простых людей торгуют за золотые монеты.

Здесь это обменное учреждение называлось Менным Домом. Основную сумму я отдала на сохранение Лани, а сама с десятью золотистыми, увесистыми монетами вошла внутрь. У стойки было довольно людно и пришлось подождать.

Наконец пришла моя очередь и на приветствие обходительной девушки-туцу, я выложила монеты с просьбой разменять серебром.

Я то ожидала простой и понятной арифметики, вроде за одну золотую - сто серебряных, за одну серебряную - сто медных. Однако, подобные упрощения остались в играх Рена, а этот мир обладал вполне себе живой экономикой с динамичными обменными курсами.

За одну золотую давали двадцать серебряных, а за серебряную - сто десять медных. Абсолютно не интересно, на основе чего эти курсы и кто их устанавливает. Нет, в общих чертах мне, конечно же это известно, но мои знания, вероятно, не применимы к этому миру, что так отличен от прошлого. Вот когда обзаведусь своим королевством - тогда и буду разбираться. Сейчас же я просто забрала свои двести серебряных и покинула здание.

Вынужденно подтверждая древнейший стереотип о том, что у женщин одни шмотки на уме, мы отправились в магазин-ателье за новой одеждой - у всей нашей четвёрки банально не было чего надеть.

Сперва покупали бельё. Подходящих для меня размеров, разумеется не было. потому меня оперативно обмерили и целый штат швей принялся за работу.

Но с моими спутницами было проще. Джуди и Гейле я купила несколько комплектов для подростков. Положим, бюстгальтеры им пока без нужды, но пусть просто привыкают, а их милые маленькие "стручки" и вовсе спрячутся в трусиках. Девочки спросили разрешения - ну надо же, и в самом деле стараются менять свои привычки! - и убежали в примерочную.

А вот с Ланисет и вовсе вышло забавно. Она девушка крупная и ей по фигуре просто идеально подошли модели, что очень популярны у женщин-энки. Только вот беда, всё это бельё - сплошь полупрозрачные ажурные кружева, что больше показывают, чем скрывают.

Лани до того засмущалась, глядя на себя в полированный лист металла, заменявший зеркало, что я просто обязана была купить для неё эти вещи.

- Но... Но они же такие не практичные, - сбитая с толку Ланисет вертелась перед "зеркалом". Кажется, ей нравится: сейчас она просто не могла понять, как эти хлипкие клочки ткани могли так её преобразить.

- Мы покупает. Три комплекта. Есть в разных цветовых вариациях?.. Отлично. Тогда белый, красный и черный, - я называю продавцам "классические" вариации просто потому, что сама не в курсе что лучше выбрать. - Тебе идёт...

— П-правда? - девушка с улыбкой осматривает себя ещё раз, затем, словно внезапно опомнившись, пробует комично прикрыться руками. - То есть, не говори глупостей! Нам это не по карману...

— Это мне решать, - довольно улыбаюсь.

Через четверть часа принесли мой заказ. Первым я примерила довольно откровенный набор из "трёх чулков", как я про себя его назвала. Собственно это и были чулки, что держаться на подвязках, но третий одевался, ожидаемо, на член. Упругая, эластичная ткань на удивление высокого качества приятно облегала кожу, делая меня ещё более сексуальной и желанной. Такое стоит одевать на балы, вечеринки у знати или вовсе для заводных шалостей в спальне, но никак не в деревне. Хотя могу же я себя побаловать? Вот хочется такого и всё тут. Нужно ещё поискать вечернее платье и обувь подходящую. Буду сводить с ума своих девушек.

Интересно, в этом мире есть туфли на шпильках?

. ..

Оказывается подобная обувь здесь есть. Я уже даже не удивлялась. Просто мерила, мерила и мерила, как заведённая. Раньше Марку и в голову не приходило, что простая примерка может быть в радость. А теперь Марика просто светилась от необъяснимого счастья.

Чувство вкуса у меня пока "хромает" на подобные вещи, потому я просто выбрала пару из тёмной лакированной кожи с увеличенной платформой и высокой шпилькой. Дома нужно будет потренироваться в ходьбе, пока никто не видит....

Тут же нашлось и платье, что показалось мне совместимым с обувью и чулками. Я сперва даже не поняла, законно ли такое носить в открытую: полупрозрачная ткань плотно облегала шею, прикрывая грудь, но оставляя спину открытой до самых ягодиц, а высоко на талии и вовсе распадалась на две узкие полосы ткани до самой земли - спереди и сзади, оставляя бёдра полностью открытыми.

Как объяснили - не просто законно. Эта вещь - ритуальные одежды футанари. И девушкам, что хотят официально учувствовать в Празднестве Плодородия наравне с послушницами Культа Фаллической Девы строго обязательно являться в таком наряде. По традиции, с этим нарядом бюстгальтер не носят...

Мне уже нравится этот праздник!

Купив уйму красивых вещей, я, в добавок, накупила множество простого и удобного хлопкового белья - щеголять "от кутюр" конечно приятно, но повседневная жизнь гораздо удобнее, когда ни где не жмёт и не натирает.

Целые ворохи юбок, блузок, кофточек, шорт, маек, штанов, просто удобной обуви и обуви прочной, для боя и дороги и прочее подобное откладывалось мною для нашего квартета.

Я уже переоделась в лёгкую, свободную юбку до щиколоток и просторную блузку с коротким рукавом, всё в светлых тонах. Грудь подчеркнула замшевым жилетом-болеро. Обула мягкие туфли на каблуке. Марк никогда и не задумывался о таких вещах, потому я теперь кажусь себе полной дурой, но, зато, ощущаю, как удобно и приятно двигаться в этой одежде. Попрошу Беатрис, что бы меня научила, поработала с моим вкусом. Думаю, томная энки будет прекрасной преподавательницей.

Лани отказалась одеваться во что-то мало-мальски женственное и нарядилась в облегающую одежду из грубой ткани. По-моему этим она сыграла только против себя самой - подтянутые формы девушки под одеждой оставляли огромный простор для фантазии. Ланисет заметила это, но слишком поздно и, похоже, из принципа не стала менять свой выбор.

Девочки же просто нацепили свободные шорты и маечки, кажется, сосредоточив больше внимания на белье нового кроя, что у них под одеждой.

Все наши покупки, вставшие мне в целых пятнадцать серебряных, плотно упаковали в один большой тюк, что тут же забросила за спину девушка-орк, словно пустую дамскую сумочку.

Затем мы отправились к ювелиру. Я хотела сделать невестам подарок. Может быть они и не одобрят подобные траты просто из прагматических соображениё, но если эти украшения доставят им хотя бы немного радости - денег для такого не жаль.

Гейла и Джуди получили по заколке для волос, Лани с горящими глазами смотрела на смешные серёжки в виде крохотных ромашек - они ей и достались. Девушки, что остались в Намирре получат по колечку с драгоценными камнями. Я даже Дороти не забыла - тонкий браслет думаю ей понравится.

У ювелира я оставила четыре золотых - просто грабёж!

А вот оружие я решила заказать у Тая. Его клинки меня не подвели и это главное. А переплачивать за местные "декоративные" мечи-топоры не вижу смысла. Наверняка, в городе есть и высококлассное оружие на продажу. Но разницы между просто стальным и стальным позолоченным - только в цене. А если немного приплатить старикану, то он расстарается и сделает достойные дворянина вещи - высокого качества и изящных форм.

Выполнив всё, что задумывала, я предложила просто побродить по рынку, полюбоваться архитектурой, послушать о чём говорят люди. Первую мысль купить местную газету, что бы узнать свежие новости, пришлось отбросить. Одного взгляда на заголовки статей хватило, что бы понять, что в печатных листках были жалкие крупицы информации. Думаю, узнавать происходящее в мире из сплетен, ловя их чутким слухом, не слишком достоверный, но зато быстродоступный источник информации...

. .. Кронпринц Эбранд, что командует войском у западной границы, на "дружеском воинском турнире" зарубил насмерть генерала Ирнамской армии Минга...

. .. Глава торговых гильдий встал в оппозицию к мэру, который требует больше отчислений на военные нужды. А отчисления то идут в "чей-то" бездонный карман...

. .. Очередной отряд наемников, посланный командующей городским гарнизоном на север снова погиб в лапах "того самого" древнего монстра...

. .. Ремесленный мастер Зизон Зизонат - ну и имечко! - выбран на должность главы ремесленных гильдий...

Девочки то и дело подбегали и словно случайно указывали то на новые сладости, то на безделушки, ловко выклянчивая мелочь. Как же быстро они научились изображать невинную простоту!

Лани хмуро озиралась, бдительно неся службу по нашей охране. Её хотя и огибали на расстоянии, но в ужасе не шарахались - орки редки в этих краях, но не в диковинку.

Я думала побродить ещё часок, а затем нанять экипаж, что довезёт нас до представительства ремесленников - была мысль нанять работников для починки усадьбы Дойл. Наконец, уже было собралась поискать свободную повозку, как внезапно услышала слабый девичий голос:

— Добрый господин... Монетку... Пожалуйста...

Оглядевшись сразу же заметила говорившую. Маленький сгорбившийся человек в грязном балахоне склонился над глиняной плошкой с парой монет. Похоже ребёнок просит милостыню. Иначе и быть не может - не всем везёт в этой жизни...

Правда, это как то странно - я же не видела беспризорников до сих пор, хотя мы обошли едва ли не пол города. Бездомных видели, но то были беспробудно пьяные от безысходности, опустившиеся люди. И тут такое...

Достав пригоршню медяков, иду к девочке - у меня много, а ей нужнее.

— Прекрасная госпожа... Монетку... Пожалуйста, - теми же словами она просит меня не поднимая головы. Я опускаю монеты в плошку и медные кругляши звенят друг о друга. - Спасибо вам, госпожа... Пусть Мать и Отец благословят вас...

- Что с ней случилось? Почему ребёнок побирается? - спрашиваю у ближайшего торговца.

- Ребёнок? Да какой же она ребёнок? Это граф её так..., - мужчина сжимает в гневе кулак, проглатывая ругательство. - Даже мага-лекаря нанять не поскупился...

— То есть?

- Просто идите своей дорогой, добрая женщина, - торговец качает головой. - Поможете ей - Граф и вас... Так же, как её...

Да что происходит? Что такого могла она сделать, что дворянин выбросил её на улицу, в нищету?

— Девочка, что случилось? Я могу тебе помо..., - я касаюсь пальцами худого плеча нищенки.

- Нет! Пожалуйста, добрая... Прекрасная госпожа... Не забирайте..., - девочка словно просыпается, разражаясь едва слышным криком. Нелепыми, ломаными движениями старается спрятать плошку с медяками под своё тело.

— Мне... покушать... Хотите - избейте, но оставьте хотя бы монетку!.. Пожалуйста!.. Госпожа...

Прохожие смотрят на меня, как на злодейку, Лани гневно осматривается, а Гейла и Джуди в испуге жмутся к ней по бокам.

Нищенка, извиваясь словно червь, накрыв подаяние собой, пытается уползти. Она, что, ходить не м

ожет? Её за это на улицу? Да какого хрена все на меня пялятся?!

Девочка всё плачет, прося оставить ей "монетку" и ползёт под завал трухлявых досок в переулке. Я, пытаясь её удержать, неловко сдёргиваю грязное рубище и... замираю с открытым ртом.

Это девушка, лет двадцати... Ниже локтей и коленей у неё нету рук и ног! Культи аккуратно зарубцованны.

Это "его" злая, извращённая воля сотворила такое? Что бы насладится страданием живого разумного существа?!

"Граф её так...".

"Мага-лекаря нанял...".

Нужно было ему голову размозжить, уёбку лощёному...

"Пилка, капсула! Мы её вылечим!..." - едва не кричу я.

"Боюсь, что пока это не возможно. Исцеление Ланисет сильно истощили медикаментозные ресурсы "сферы" - восстановление займет время."

"Заменим аналогами".

" Не представляется возможным." - Пилка замолкает на мгновение. "Предварительное время самостоятельного пополнения ресурсной базы - шесть лет и четыре месяца. Сожалею..."

Проклятье!

"Девочка" пытается извернуться, прячась в грязных лохмотьях. Медяки со звоном раскатываются по брусчатке.

— Монетку... Пожалуйста... Хотя бы одну!... - четвертованная девушка хватает с земли ртом ближайший медяк, спеша в своё укрытие. Во взглядах людей просто волны презрения, но никто не издаёт ни слова...

Я легко ловлю её, ощущая под пальцами тощее тельце и приподняв... прижимаю к груди.

— Н-нет!... Госпожа... Вы испачкаетесь. Выбросьте меня скорее! - бедняжка рыдает от страха.

"Выбросьте"... Она уже сама считает себя бесполезной вещью...

— Тише, не плачь. Ты голодна? - я просовываю палец ей в ротик, доставая монету. Девушка пытается меня укусить, но настолько слаба, что я почти не чувствую боли. Такую ценную, перепачканную слюной монету, кладу ей на грязную, бледную грудь, которую тут же прикрывают обрубки рук, пытаясь защитить "денежку".

- Госпожа... Добрая госпожа... Пожалуйста, не убивайте! У меня же только монетка..., - блядь, как же погано внутри...

Резким движением распахиваю жилет и сдёргиваю шнуровку на вороте блузки. Для окружающих я сейчас хуже, чем дерьмо. Да пошли вы!

Я обнажаю одну из своих грудей, упираясь соском в потрескавшиеся губы девушки:

— Пей... Оно вкусное...

- Не... Нет...

Но капли молока уже бегут по её лицу, попадая в рот. Девушка сопротивляется ещё несколько секунд, но голод, в итоге, берёт над ней верх и растрескавшиеся, жадные губки сжимают мой сосок. Я аккуратно помогаю ей, сдавливая грудь - девушка настолько слаба, что даже пить молоко может с трудом.

- Не торопись. У меня много... Кушай досыта...

Со стороны слышу шепотки:

-... послушница Культа...

-... Боги, я уже камень взяла, что бы в неё бросить...

Горожане стыдливо отводят глаза, но я не сержусь: они просто не могли помочь ей, наверняка граф запретил. И пытались защитить от меня, пускай и таким бесполезным молчаливым протестом. А что ещё они могли, не имея силы отстоять свои убеждения?

- Лани, пожалуйста, достань из тюка мою юбку, - девушка-орк тут же выполняет просьбу без лишних слов. Сдёрнув грязные тряпки нищенки я укрываю её чистою тканью.

— Где храм Культа? - смотрю на того самого торговца, что рассказал про графа.

. ..

Обитель Культа Фаллической Девы оказалась внешне не притязательным длинным строением в два этажа и меньше всего походила на храм, какими их некогда представлял себе Марк. В целом, всё это походило на религиозный дом менее всего. Могло показаться, что здание расположено посреди обширного парка, однако этот зелёный массив входил во владения Культа и был чем то вроде обширной зоной отдыха, и красная, выгоревшая на солнце крыша едва просматривалась сквозь кроны деревьев. По тенистым аллеям пролегали мощёные серым камнем дорожки с расставленными тут и там скамейками. Масляные фонари, не горевшие сейчас, говорили, что и по вечерам здесь оживлённо. И хотя в невысокой стене, окружавшей этот парк были кованные ворота, но никто не препятствовал свободно войти.

То, что было перед моими глазами, скорее походило на пансионат: повсюду, под присмотром женщин в чёрно-белых одеждах, резвилась детвора. От самых маленьких карапузов, до подростков лет семнадцати. Некоторые просто сновали без дела, другие ровными рядками сидели на скамьях в тенёчке, слушая как им читают или обучают счёту и письму.

Раз уж меня перепутали с одной из местных послушниц, то у Культа, похоже, добрая слава. Возможно они смогут помочь, присмотреть за четвертованной нищенкой. Да и не мешало бы извинится, что прикрывшись их известностью избежала народного гнева.

Окликнув ближайшую девушку-хатоме, я с робкой надеждой попросила встречи с настоятельницей. У подобной женщины должна быть уйма дел по управлению таким обширным хозяйством, однако, к моему удивлению, девушка согласно кивнула, попросила следовать за ней и быстрым шагом отправилась к зданию.

Войдя внутрь, мы оказались в довольно большом, как я полагаю, церемониальном зале. Прямо напротив входа, у дальней стены находилась высокая статуя из белого камня, что изображала женщину, чьи изгибы фигуры не мог скрыть даже балахон. Статуя призывно разводила ладони на уровне бёдер, словно приглашая то ли прикоснуться к её рукам, то ли сделать ей минет, потому как промежность не была скрыта балахоном, являя посетителю крепкий член из того же белого камня. Без сомнения это был образ первой, по верованиям, футанари - Девы Фитхи. Редкие скамьи вдоль стен намекали, что рьяных богослужений здесь не проводят и долгих проповедей не читают.

- Матушка Квита!.. - наша провожатая уходит в неприметный боковой проход, зовя настоятельницу, в голосе слышится волнение, словно это с ней самой приключилась беда.

Спустя пару секунд я слышу голос зрелой женщины:

- Что случилось, дочь моя?

- Матушка, в Обитель пришли люди. В поисках помощи!.. Они ждут вас в молельном зале.

- Я поняла тебя. Ступай, дитя, я позабочусь о них.

- Да, Матушка..., - легкие шаги приближаются и мы вновь видим послушницу, но теперь с весёлой улыбкой.

- Не волнуйтесь, настоятельница вам поможет. Подождите минутку, - хатоме кротко нам кланяется и со словами: "Храни вас Дева" покидает зал, возвращаясь к своим делам.

Размеренные шаги приближающеёся хозяйки Обители рисуют в воображении надменную дворянку, но я тут же отгоняю лезущие в голову глупости: я здесь ищу помощи, но уже предвзято отношусь к человеку.

Через мгновение в каменной арке появляется женщина и мы все вчетвером открываем рты от удивления.

Перед нами женщина-ликан: волчье лицо, покрытое короткой шёрсткой, на макушке - уши торчком, мягкие лапы-руки с острыми когтями, массивная, как у моей Зои, грудь, большой, беременный живот месяце, наверное, на восьмом, и просто исполинских размеров бёдра и задница. Одеяния настоятельницы туго облегают её тело, ни коим образом не пряча от взоров посетителей. Уж не знаю, одета она так намеренно или главе Культа так предписано одеваться кодексом, но зрелище просто восхитительное.

Спохватившись, я отвожу глаза - вдруг глазеть "не положено" и нам дадут "от ворот поворот"? Но женщина добродушно улыбается:

- Не стесняйтесь. У всех такая реакция в первый раз, - она улыбается и благоговейно поводит ладонью в сторону статуи. - Святая Дева одарила меня этим плодородным телом. Стеснятся его - значит попирать ногами божественный дар.

Она внимательно осматривает нас, задерживаясь взглядом на лицах:

- Зовите меня Матушкой Квитой. Что за беда привела вас в нашу обитель?

. ..

Я пересказала то, что случилось на рынке, всё ещё "баюкая" на руках искалеченную девушку.

- Вы не могли бы принять её? Она же погибнет, если останется на улице...

Взгляд Квиты мрачнеет:

- Вам же известно, что мы не можем принять её...

Смотрю ошарашено в янтарные волчьи глаза. Как же так?...

- Простите меня, невежду, но я всё детство и юность провела в глухой деревне и славила только Мать и Отца. Расскажите подробнее, - может удастся её убедить. - Меня... Я сама - футанари. Люди обознались, сравнив меня с послушницей, вот я и решилась обратится к вам.

- Понимаю, - она согласно кивает, втягивая воздух чутким носом. - Я уже догадалась, что вы и те девочки-подростки благословлены Девой Фитх... Но вы позволите удостоверится?

- Да, конечно... Гейл, Джуди, сделайте, как я вас учила..., - передаю свёрток с "драгоценной" ношей на руки Лани и приподнимаю юбку, демонстрируя свой громадный член. Девочки приспускают шорты так же показывая себя Матушке.

- Благодарю вас за понимание, - Квита слегка, насколько позволяет живот, кланяется и начинает рассказ.

— Наш Культ признан Церковью Матери и Отца, что оказывает нам посильную поддержку: мы славим дочерей Благодатной и Вседобрейшего, потому служители церкви не подвергают нас гонениям. Обители нашего Культа есть во многих странах, но всё же нам пока ещё далеко до господствующей религии. Э-м... Простите, я не расслышала - как ваше имя?..

- Ой, да... Меня зовут Марика, это Ланисет, Гейла и Джуди, - представляю я спутниц.

Квита кивает:

— Марика вам ведь известно, насколько вы, футанари, любвеобильны..., - теперь моя очередь кивнуть. Ещё бы я не знала.

— Так вот, наш культ "обслуживает" фаллических дев: совсем юных, что ещё не нашли своё место в мире и зрелых матрон. Послушницы помогают сбросить им сексуальное напряжение, вынашивают их детей или воспитывают детей, ставших сиротами, - она с любовью гладит себя по животу. - Я и сама ношу двойню.

— П-поздравляю. Вы много рожали!...Простите, это не моё дело..., - кто меня тянул за язык. Но не поинтересоваться - выше моих сил.

Матушка делает пару шагов к статуе Девы, тихо смеясь:

- За свою бытность настоятельницей я родила сорок восемь прекрасных малышей, - на лице её блуждает счастливая улыбка. - Сложно передать словами, насколько это прекрасно - носить в себе потомство богоизбранных дочерей....

— Но, Матушка, почему же вы не можете принять эту девушку под свою защиту?

- Сожалею Марика, но в обители существуют строгие правила. И одно из них гласит, что дети достигшие шестнадцати лет должны покинуть эти стены. Мы учим их, подыскиваем первую работу и отправляем в свет с миром, - она снова выглядит грустной.

— Вы должны понять: хотя и Церковь и футанари щедро жертвуют Культу, но если мы начнем пытаться заботится обо всех, то не позаботимся ни о ком. У нас просто не хватит сил. Потому мы и вынуждены следовать жёстким правилам. Мне самой тяжело вам отказывать, но иначе я не могу поступить. Жертвуя одним человеком, мы помогаем тысяче. Прошу меня простить, Марика, если вы только услышав о нашем Культе, сразу же в нас разочаровались...

- А Церковь? Они нам помогут?

- Боюсь, в Ториме вам не удастся пристроить эту девушку, - я вижу гнев в глазах настоятельницы. - Граф Урим запретил ей помогать. Очевидно, из-за банальной, извращённой злобы, но у графа серьёзная поддержка в столице, потому, здесь, будучи мэром, он творит буквально, что вздумается. Простите, но в городе вам не помогут...

Вот, наконец, всё и прояснилось. На душе стало спокойно и легко - я уже сделала выбор. Если я сейчас найду место где эту нищенку "сбросить", то я стану похуже графа: он хотя бы просто изуверская тварь, о чём все знают, а я же буду просто чудовищем подарившим и тут же отнявшим надежду.

- Не извиняйтесь, Матушка. Я понимаю, что вы не всесильны, - я улыбаюсь удивлённой волчьей "мордочке". Возможно, она ожидала, что я буду бранить её или Церковь, но каков в этом смысл?

— Я сама позабочусь об этой девушке, - провожу ладонью по дремлющему тельцу, что держит Лани. - Сейчас я живу на ферме со своими невестами. Там достаточно места и они присмотрят за ней.

— Вы не расстроены?...

- С чего бы? Злится на мир за его несовершенство? У меня пока не достаёт сил что бы осчастливить всех, но я могу, всё же, сделать его чуточку лучше. Разве Дева Фитх занималась не тем же?

Мгновение замешательства на лице настоятельницы сменяется понимающим смирением.

- Матушка, не помогут ли послушницы вымыть эту девушку и обработать её раны перед тем, как мы уйдём?

- О, это не сложно...

— И ещё... - я кладу на плечи девочкам ладони. - Вы не позаботитесь о моих племянницах? - В ход идёт заранее придуманная легенда. - Они ещё девственницы, но просто замучили меня уже - того и гляди набросятся друг на дружку...

— Тётя Марика!.. - Гейла возмущено колотит меня кулачками по бедру, а Джуди заливается краской. Девочки смутились, но из образа "племянниц" не вышли. Умницы.

— Не беспокойтесь, ведь в этом наше призвание, - настоятельница привлекает девочек к себе. - Как у их опекуна, у вас будут какие то особые пожелания?

- Они ведь ещё совсем молоденькие. Девочки не должны забеременеть, а в остальном я полагаюсь на ваш опыт. И вот, примите это..., - запустив руку за пазуху Лани и не преминув потискать её грудь, вытаскиваю пять золотых монет и вкладываю в покрытые мехом пальцы настоятельницы. - Это для культа...

- Что вы, это совсем не...

- Оставьте матушка..., - я улыбаюсь.

- Благодарю, Марика. Я пришлю к вам лекаря через минуту, - она обнимает "племянниц". - Идём девочки, я познакомлю вас кое с кем...

- Простите... А можно... Животик... Потрогать? - любопытная Гейл тут как тут.

- Конечно же можно, родная, - настоятельница удаляется от нас, виляя волчьим хвостом, что венчает могучую задницу. - Приложись к нему ушком и может тебе повезёт и ты услышишь, как ребёночек толкается внутри.

- Не-а, не слышно..., - разочарованный вздох.

- Ну ничего, не страшно. Вот подрастайте поскорей и возвращайтесь - сделаете Матушку Квиту снова беременной.

- А можно?... - издалека доносится робкий голос Джуди.

- Конечно же можно милая. Как вам такое: как вырастете - посоревнуетесь, кто больше деток сделает внутри Матушки. Ну как, согласны?

- Ага-а!... - отвечает ей нестройный детский хор.



Архив историй и порно рассказов