Секс
Порно Клик
порно
Порно фото тут https://pornofoto.wiki/categories/
Проститутки дева23 в Краснодар
Секс по телефону
Порно рассказы
Порно рассказы » Драма » Право выбора. Часть 3

Право выбора. Часть 3

Драма / Измена

За спиной Макса с металлическим лязгом захлопнулась подъездная дверь, отрезая прошлую относительно спокойную и такую привычную жизнь от будущей неизвестности. Он понятия не имел, что ему делать, твердо знал только одно, привычный, такой уютный мир разрушился навсегда и возврата к прошлому уже не будет. Не будет тихих семейных посиделок у телевизора, не будет неторопливых прогулок с повисшими на его руках женой и дочерью, и самой жены, то доброй и ласковой, то ворчливой и скандальной, но не становящейся от этого менее родной и близкой, не будет. Он ее получается и не зал вовсе. Почему она так поступила? Да какая в теперь то уж в сущности разница. Никакой. Что случилось, то случилось, исправить уже ничего невозможно. А Дашку он не оставит, будет помогать.

Макс сел в машину и попытался унять дрожь в руках. Так, надо успокоится. Макс несколько раз глубоко вздохнул. Дрожь в руках постепенно стала стихат. Так во-первых надо поскорее убраться отсюда, и желательно подальше.

Макс выехал со двора и влился в поток машин.

Макс не помнил, как добрался до офиса.

— Князеф, ты где шляешься в рабочее фремя?

— Обед, Марта Карловна, обед. А если Вас это не устраивает, то можете меня выпороть, а лучше запорите насмерть. Хоть отмучаюсь. — Макс смотрел в выпученные от шока глаза немки и сам себе поражался. Ему реально сейчас было абсолютно безразлично уволит его фрау или действительно запорет до смерти. Да, по барабану Какое то полное безразличие накатило на Макса. Он спокойно направился на рабочее место. Мимо остолбеневшей немки, мимо хлопающего глазами Стаса, мимо застывшей с открытым ртом Галки, мимо Беловой выскочившей на шум и теперь непонимающе хлопающей зелеными глазищами.

— Князеф, Максим — голос фрау Хюммель был лишен эмоций и спокоен как лед. — Ко мне в кабинет. Быстро.

Макс проследовал в кабинет начальницы сопровождаемый сочувственными взглядами сослуживцев.

Марта села за стол, внимательно взглянула на вконец оборзевшего подчиненного, и хмыкнув открыла выдвижной ящик.

Из недр начальственного стола на свет появилась бутылка и два стакана.

— Садись, — Марта кивнула ему на стул напротив себя. Макс сел.

Марта Карловна еще раз внимательно взлянула на него и снова хмыкнув набулькала по полстакана «Хеннеси» и один из них подтолкнула к Максу.

— Пей. Тебе похоже сейчас не помешает. Что то случилось?

— Да, Марта Карловна, случилось... Семейные проблемы... Неожиданно.

— Понимаю, я вот тоже, когда со фторым мужем разводилась... Ну, да не фажно... Но, Максим если тебе будет нушна помощь, или фремя... или погофорит... Заходи... Марта Карлофна ведь тоже челофек... Все понимаю..

— Спасибо, Марта Карловна, вот честное слово спасибо... И извините дурака, просто...

— Та, латно, я фсе понимаю... А выпорю я тебя потом... Если захочешь...

Покинув кабинет строгой начальницы Макс столкнулся в коридоре с группой любопытствующих.

— Уволила? — вцепилась Белова в Макса. Он отрицательно покачал головой. Ирка ухватив его за лацканы пиджака затолкала в угол и прижала к стене В левый рукав впилась Галка, совершенно лишив возможности какого-либо маневра.

Белова принюхалась.

— Пил сволочь. Коньяк. Хороший. Колись гад, что у тебя такого случилось, что даже Фрау тебя коньяком поила? Князев ты же понимаешь, что мы теперь с тебя с живого не слезем. Если будет надо то и пытки применим, ты нас знаешь. Верно Галь?

— А тож.

Белова оглянулась и увидев парочку молодых сотрудниц и живейшим интересом наблюдающими сцену допроса с пристрастием, резко скомандовала.

— А ну, мелкие. Брысь отседа. И быстро, то что здесь сейчас будет, рано вам пока видеть. Не доросли еще. — Две молоденькие девчушки фыркнув, скорчили рожицы и гордо удалились задрав носики. С Беловой они спорить явно опасались.

— Ну, мы ждем. Что у тебя произошло. Я же вижу, на тебе ж лица нет. — Макс перевел взгляд с одной на другую и глубоко вздохнув произнес.

— Светка... Развожусь я с ней.

— А вот щас не поняла. — Белова захлопала глазами. — Это с какого такого ж перепугу. Вот так вот жили-жили и на тебе... Разводится он. Чегой не так то. С какой такой бухты-барахты. Или Светка чего учудила.

Макс печально кивнул. Белова задумчиво посмотрела на него и вдруг радостно заулыбавшись погладила Макса по голове.

— А-ааа... Догадалась. Светка тебе олуху наконец-то рога наставила... Вот такие мы бабы... А ты, чего хотел... Я ж тебе дурачку сколько твердила, давай да давай... А у тебя понимаешь принципы... Вот трахал бы всех подряд, сейчас бы так обидно не было. Верно Галь. Вот смотри, я своему изменяю постоянно. И он это прекрасно знает. Галь ты своему ведь тоже. Так? — Галка яростно закивала. — Вот. Запомни Князев, нам бабам веры нет. Скажешь, что есть верные жены. Конечно есть... Те, что пока не спалились. Вот и не мучайся. Нервные клетки не восстанавливаются.

Ирка вновь погладила Макса по голове. — Рогатенький ты наш. А насчет разводиться, сто раз подумай. Не ты первый, не ты последний. Если бы все из-за гулящих жен и мужей разводились, то и семей бы не было. С кондачка не решай, у вас же дочь Да, а что бы успокоится трахни кого-нибудь. Да хоть меня или вон Галку. Галь поможем Максику восстановить душевное равновесие?

— А, шо. Максимчик, тыж тока свисни... Я уже туточки. Зараз на все-все хотовая. — Галка приосанилась и обеими руками огладила себя по грудям и бедрам. У Макса несмотря на стресс непроизвольно зашевелилось в штанах. Перед мысленным взором предстала Галка во всей красе. Голая. стоящая раком, с разведенными ногами, выставившая на его обозрение выбритую, гладенькую пилотку, чистенький тренированный анус. Оберну к нему голову, Галка лукаво подмаргивает блядскими глазами и открыв рот играет влажным языком... Е-мое... Стояк просто охренителбный..

Белова приметив его реакцию понимающе ухмыльнулась. Никуда от нее он теперь не денется. Будет новый скальп в ее весьма обширную коллекцию. Ну, а то что и Галке перепадет, не беда. На Макса она планов не строит, он для нее всего лишь трофей. Вот Эдичку, она никому не отдаст, такой лопушок самой пригодится.

Галя тоже оценивающе взглянула на Макса. А ничо так, не первой свежести конечно, но в общем неплохо. Москвич, опять же, правда неизвестно, что с квартирой, но какое то жилье у него по любому будет, тачка нормальная, вроде как дача есть где — то недалеко, да и зарабатывает неплохо... Тут есть о чем подумать. А Беловой он не нужен, так поиграется и бросит, у нее свой есть. Правда и у самой Галки тоже вроде как муж имеется, ну это там на Украине, а здесь она почитай свободная. Официальный муж дома с мамой и детьми, а тут гражданский с жилплощадью и тачкой, чем не вариант. Два мужа всяко лучше, чем один. Ее мозг лихорадочно обрабатывал только что полученную информацию и прикидывал возможные варианты. Интересно... А вот Самохина точно стойку сделает, для нее это явно лакомый кусочек... Танька, дура не в счет, у нее все больше накаченные мальчики на уме... А., вот Кристинку со счетов сбрасывать не стоит. Ну и конечно Фрау. Она сейчас, как раз в очередном разводе...

Спасибо девчата, но мне пора.

Макс зашел к Марте Карловне и отпросился на пару дней.

Где он будет жить, было сразу понятно, от бабки осталась маленькая однушка в старом панельном доме одного из спальных районов столицы. Они со Светкой собирались ее сдавать, но тянули с этим. Квартира была убитая напрочь, и Макс помаленьку приводил ее в порядок, сменил всю сантехнику и теперь не торопясь клеил обои. Светка иногда приезжала помогать. Ну да это уже в прошлом.

Макс припарковался на своем обычном месте, да теперь придется искать новое местечко для своей Ласточки... Внутри все заныло, ноги просто не несли домой... Да нет, уже не домой. Он шел в свою почти уже бывшую квартиру к будущей бывшей жене.

Макс вошел в прихожую. Дом был не чета старым панелькам в которых приходилось в микроскопической прихожей задницами толкаться. У них... коридор был свободным, как впрочем и ванная с кухней. Было где развернуться, Светка, как раз новую кухню присматривала... Но это теперь уже не его забота. Хорошо бы Светки не было, он бы тогда мог спокойно собрать свои вещи... Но не повезло.

Светка сидела на кухне и курила, Дашки не было. Макс молча залез в шкаф, достал оттуда большую дорожную сумку и направился в спальню. Проходя мимо кухни спросил.

— Дашка где?

— У мамы. — Светка тыльной стороной ладони вытерла глаз. Перед ней на кухонном столе стояли полупустой стакан с чем-то явно алкогольным и переполненная окурками пепельница.

Макс кивнул в ответ. Только бы не сорваться. Только не сорваться. Он прошел в спальню и открыл гардероб.

Он кидал в су

мку свои вещи, практически не замечая, что именно он берет. Просто мозг на автомате отсортировывал свои, а что, зачем. Это все уже потом... Сейчас главное не сорваться, не выплеснуть на нее весь тот ад, что сейчас рвет его душу. Там на работе среди людей чуток попустило, а вот сейчас опять накатывает. Как ее увидел, внутри аж забурлило, закипело и как будто кислота по жилам. Горит все.

Он опять глубоко вздохнул успокаивая дыхалку. Сердце сбоит. Внизу живота какое-то мерзкое чувство поселилось и тянет и тянет. Скорее бы уж все это закончилось... Главное не сорваться, не сорваться...

Он застегнул молнию на сумке. Наверняка много чего забыл. Да ладно, потом купит. Главное побыстрее уйти и не сорваться.

— Что, так и уйдешь? — Светлана стояла возле двери в коридоре прислонившись к стене и сложив руки на груди. — Ну да, сбежать то всегда проще. Ты же всегда предпочитал самые простые решения. Тебе же даже в голову не пришло попытаться во всем разобраться. Нет, ты сразу вещи собираешь. Ты не подумал, что в том что случилось, есть и твоя доля вины. Ты вообще мне слова не дал сказать. Ладно тебе на меня наплевать, ты о Дашке подумал? Как ей без отца расти. Нет, я конечно справлюсь, но ты о дочери подумай.

— О Дашке я не думаю? А ты много о ней думала, когда ноги перед этим чмырем раздвигала? Ты свой выбор сделала. И это, не я. Уж не знаю, чем это чувырло тебя зацепило, может красивше, может хуй у него толще... Не знаю. И знать не хочу. Что выбрала с тем теперь и ебись. А мне тебя с блядок ждать, уволь. Дочь я не оставлю и не надейся. Деньги, как положено, буду давать. И видеться, как можно чаще, тоже буду. А вот врать, почему я ушел, я ей не буду. Она уже достаточно взрослая, чтобы разобраться кто прав, а кто виноват.

— Какой выбор? Что ты несешь. Никого я не выбирала. Хотя нет, выбирала. Пятнадцать лет назад выбрала. Тебя дурака, выбрала. И за всю жизнь ни разу не пожалела. До сих пор, не пожалела. А я то всегда считала, что ты меня любишь... Видно ошибалась. Если бы любил, сейчас не бросал бы. Настоящий мужик свою женщину никогда не отдаст, не пойми кому, он за нее бороться будет. Постарается вернуть свое. А ты бежишь, как трус. Ты готов вот так просто все разрушить. Перечеркнуть все эти годы. Запросто выбросить меня и Дашку из своей жизни. Макс опомнись. Подумай.

Чем спрашиваешь, зацепил? Нет, хуй у него не толще. У него там вообще все мелкое. Мне от него вообще не секс был нужен, секса мне с тобой вполне хватает. Просто он слушать умеет. Тебе же все время некогда. Не до меня. А он слушал.

И внимание. Макс, нам женщинам внимание в первую очередь нужно и забота. Без этого мы хиреем. И мысли дурные в голову лезут. А есть такие, кто этим успешно пользуется. Если бы ты мне больше внимания уделял... Да я бы в его сторону даже не взглянула. Там и смотреть то не на что. Он просто оказался не в то время и не в том месте.

Пойми Макс, я его не люблю. И мне он не нужен. Мне ты нужен. И люблю я только тебя. Макс, если ты меня хоть чуть-чуть любишь, то мы сможем преодолеть это испытание. Пережить. Вместе.

— Все сказала? Любишь ты меня? Свет, я что идиот? Да я идиот. Идиот, потому что тебе верил. Сколько ебарей у тебя за все эти годы было? Молчишь. Считаешь? Видеть тебя не могу. Иди ебись со своим дрищем, хоть до посинения, я тебе в этом больше не помеха. — Макс в ярости заехал многострадальным кулаком в стену. Из кое-как обработанных перед возвращением на работу перекисью и уже начавших подсыхать ссадин, опять пошла кровь.

— У тебя кровь. Надо перевязать. Подожди, я сейчас... — Света засуетилась.

— Нет. Не дергайся. Сама остановится. Не дергайся, сказал. Не трогай меня... — Протянутая к нему светина рука с платком резко отдернулась. — Противно. После него... — Услышав его слова Света вздрогнула, как от удара, и сразу как-то съежилась.

Уж лучше бы действительно ударил. А так... Словами больнее... Света видела, что Макс находится на грани. Планка может упасть в любую секунду.

— Макс, ну куда ты на ночь глядя собрался? Не спеши сгоряча дров наломать. Я понимаю тебе сейчас плохо, но давай ты сперва успокоишься, поспишь. А завтра, мы обо всем спокойно, без нервов поговорим и уже тогда, на свежую голову решим, как нам жить дальше.

— Нам? Мы решим? Да ты уже за нас все решила. Полгода назад. Единолично. Когда меня в сортир слила, как дерьмо. Когда врала все это время мне прямо в глаза. Нет больше нас. У меня теперь своя жизнь будет, а у тебя своя. Хотя ты своей жизнью уже полгода живешь, как оказалось. Только я об этом был не в курсе. Ну да, муж же о том, что он рогоносец, всегда узнает в последнюю очередь. Все вокруг смеются, а он мудак один не понимает. Хорошо на работе повеселись?

— Макс, успокойся. Никто над тобой не смеялся. Не городи чепуху. И перестань накручивать сам себя, ты и так на взводе. Будь наконец мужиком. Возьми себя в руки, хватит сопли распускать.

— Как скажешь. — Макс подобрав сумку направился к двери. Открыв ее, он обернулся к Светлане.

— В ближайшие дни я подаю на развод. Так что...

— И не жалко? Всех этих лет вместе, не жалко?

— Знаешь, о чем я сейчас жалею? То, что я дурак за все эти годы ни одной левой бабы не трахнул. Вот об этом жалею. Очень жалею. Ну ничего, у меня еще все впереди... — Макс вышел.

— Сволочь... — Светлана от досады до боли закусив губу, в сердцах громко хлопнула ладонью по закрывшейся за мужем двери. — Думаешь, так легко отделаешься от меня? Шиш тебе. Ты еще пожалеешь об этом... Сам прибежишь. Как миленький. Никуда ты от меня родной не денешься.

Поздно вечером Макс сидел на кухне своей новой берлоги и курил. И пил. Полупустая бутылка коьяка стояла перед ним на столе. Она, стакан и полная пепельница. Стакан периодически пустел и Макс вновь наполнял его. Уровень жидкости внутри бутылки неуклонно снижался, но Макса это сильно не беспокоило. Бухлом он затарился капитально. Чего не скажешь о закуске. Нет он набрал каких-то нарезок, несколько банок и лимон, но все это лежало мертвым грузом в холодильнике. Кусок решительно отказывался лезть в горло. Жрать не хотелось, от слова совсем. Коньяк тоже не вставлял. От сигарет во рту похоже навечно поселилась отвратная горечь. Было чертовски муторно и тоскливо на душе. За всю ночь уснуть так и не удалось.

Утром не выспавшийся, похмельный, чуть вымытый и местами бритый Макс кое-как добрался до работы.

— Охренеть Князев, ну и видок у тебя, краше в гроб кладут. Ты что всю ночь бухал? — Макс кивнул. Белова сокрушенно покачала головой.

— Пред ясны очи Фрау, тебе в таком виде показываться нельзя. Так, быстро за мной. — Белова ухватила Макса за рукав и потащила за собой. Свернув в какой-то закуток он открыла узкую дверь и впихнула туда Макса.

— Синицина, будь человеком. Испарись на часок. Нам тут с товарищем, надо кое-что обсудить.

— Знаю я твое кое-что. Белова когда же ты наконец... угомонишься.

— И не надейся, Синичка. Не дождешься. Мне это самое кое-что никогда не надоест. А ты если дурой не будешь, тоже времени зря терять не станешь.

— У меня муж есть.

— И что? У меня тоже есть. И мне это совсем не мешает получать это самое, кое-что от любых понравившихся мне мужиков. Одно другому не мешает. Все милая исчезай.

Синицина хмыкнула и стрельнув в Макса глазками упорхнула за дверь.

— Плохо тебе? — Он опрометчиво кивнул головой и та в ответ на его безрассудство сразу отозвалась колокольными перезвонами и резкой болью. Макс страдальчески скривился. — Хорошо. — Довольно ухмыльнулась Белова.

— Поделом тебе, противный. Будешь знать, как в одно грызло ханку жрать. Нет, чтобы как нормальный человек меня позвать. Нет, все жадность человеческая. А жадность Князев это грех. А за грехом, у нас обычно следует, что? Правильно Князев, кара. Вот эта то кара тебя сейчас и настигла. И карает она тебя жлобяра, со всей присущей ей, то есть каре судьбоносной неотвратимостью и похмельной безжалостностью.

— Белова, кончай пылить.

— Да я бы рада, в смысле кончить, да вот только из тебя помощник в этом благородном деле сейчас неважный. Да что там, прямо скажем никакой... Бесполезный та сейчас для темпераментной женщины инструмент Князев.

Макс мучительно сморщился и в голове тут же снова загрохотала канонада.

— Беелова.

— Ладно-ладно. Сиди тут. Я скоро. Только никуда не уходи. — Белова выскочила из комнатки, громко хлопнув дверью.

Макс застонав медленно уронил голову на скрещенные руки.

Ирка нарисовалась минут через двадцать. В ее руках болтался полиэтиленовый пакет и чем-то увесистым.

— Живой? Ну и отлично. Ща полегчает. — Иона зазунов руку в пакет извлекла что-то оттуда и с гоиким стуком поставила нечто на стол...



Архив историй и порно рассказов