Секс
Порно Клик
порно
Порно фото тут https://pornofoto.wiki/categories/
Проститутки дева23 в Краснодар
Секс по телефону
Порно рассказы
Порно рассказы » В попку » Миф шестой: Бездарность. Часть первая

Миф шестой: Бездарность. Часть первая

В попку / Групповуха / Минет / По принуждению

Перед глазами внезапно возник потолок пещеры. Цельная структура скалы, как правило, была серой, белой, даже черной, но сейчас все было иначе. Сейчас серый камень был пронизан множеством светящихся разноцветных жилок. Некоторые из них создавали сложный узор подобно структуре снежинки. Некоторые, выглядели словно складки на песке, образованные приливной волной. А остальные были просто раскиданы среди общего великолепия красок, внося в них свою частицу беспорядочности и даже уродства.

Однако, увидевшей все это разнообразие эльфийке было совсем не до разглядывания красот. Едва разлепив глаза, она почувствовала сильную ломящую боль во всем теле. Еще сильнее болели рука и нога, в тех местах, где их разрубил огненный клинок.

Девушка чувствовала потерянные конечности. Даже могла шевелить отсутствующими пальцами. Она вспомнила, что калеки, жившие среди лесного народа, не раз описывали эти свои ощущения. Но чувствовать их самой — совсем не то, что презрительно слушать, думая, что такое не произойдет с тобой никогда.

Синдорель машинально почесала отсутствующую плоть свободной рукой. Осознание того, что она только что сотворила, бросило ее в дрожь. Девушка дернулась и попыталась приподняться, но острая боль мигом скрутила ее тело, помутила разум и выбросила из сознания.

При следующем пробуждении, еще не успев открыть глаза, дева леса тщательно ощупала руку, что считала утерянной — она была на месте. То же сделала и с ногой. Слезы радости брызнули из глаз. Девушка возблагодарила лес, но вскоре задумалась — могло ли быть так, что произошедшее было сном? Но если это был сон, почему так болит тело, а не потерянные конечности столь болезненно пульсируют?

С трудом приподняв руку, эльфийка открыла глаза. Ее взору предстала неприятная картина. Конечность была бледно серой, а в месте, где ее коснулся меч врага, красовался огромный уродливый шрам, утянутый грязной нитью. Дергающая боль возникала в черной плоти под нитями при каждом неловком движении.

Все-таки не сон — ударила в голову страшная мысль. Но как?

Нить соединяла отсеченную плоть и кожу с обрубком. Синдорель не знала, какая сила вернула ее конечность к жизни, но явственно чувствовала, что та приросла и, не без помощи грубой нити, надежно держалась на своем месте.

Но тогда, как она здесь очутилась? И что это за место? За всю жизнь, девушка не видела такого свечения ни в одном из мест. В попытке оглядеться, она, превозмогая боль, повернула голову на бок. Под низкими сводами, плодя множественное эхо, разнесся ее вопль. На Синдорель, мутными остекленелыми глазами, смотрела мертвая эльфийка.

Тело погибшей так же было сшито из нескольких частей. Однако, черный шрам, такой же, как тот, что соединял руку Синдорель, проходил у погибшей по линии шеи. Не было ни единого шанса выжить с таким повреждением.

К своему горю, дева леса узнала этот труп. Это была одна из рейнджеров, что сопровождала ее в столице.

Отвернув голову, Синдорель увидела и другие тела. Мертвецы были везде. Лежали на полу, висели на стенах или свисали на веревках. Здесь были не только эльфы, но и люди. Среди прочих нашелся даже труп мелкого беса. Его, впрочем, автор, этой леденящей кровь галереи, не стал сшивать, а развесил по стене в первозданном, расчлененном виде.

— Ух! Очнулась! Очнулась кукла! — донеслось до эльфийки из дальнего прохода пещеры, — Кукла живая! Будет жить с нами! Нет — не будет! Будет! Мы ее заставим! Заставим! — голос становился все ближе и отчетливей. Хоть отдельные слова и произносились с разной интонацией и тембром, но явно принадлежали одному существу.

— Где? Где она? — голос звучал уже совсем рядом, — Нашел! Вот она! Ее можно трогать!

Над Синдорель склонился грязный старик в оборванной мантии. Запах немытого тела, мог сбить с ног почти любого. Сальная спутанная борода, неопределённого цвета, защекотала обнаженный живот. Глаза мужчины безумно вращались и смотрели в разные стороны.

Сильные руки грубо прикоснулись к нежному телу. Старик ощупал места соединения пришитых конечностей и, удовлетворенно урча, схватился за груди.

— Где я? — хрипло спросила эльфийка, стараясь сделать вид, что не происходит ничего необычного.

Тяжелый удар пришелся прямо в губы. Во рту немедленно появился привкус крови.

— Кукла должна молчать! — заверещал грязнуля, — Или ей зашьют рот! Кукла будет молчать!

Старик легко подхватил девушку на руки и понес по пещере. Это резкое движение причинило боль и вырвало эльфийку из сознания.

Очнулась она от того, что ей в рот вливали мерзко пахнущую жидкость. Мужчина держал ее голову на коленях. Рядом горел небольшой костерок. Однако, приглядевшись, стало понятно, что горит вовсе не дерево, а несколько круглых камней. В этой части пещеры почти не было светящихся жил и, горящие камни были единственным надежным источником света.

— Кукла будет послушной! Мы отрежем ей ноги и пришьем новые! Нет — кукла погибнет! Мы снова окажемся тут одни! Но это так весело! Представь, как она будет ходить на новых ногах! Нет! Кукла будет послушной, и мы будем с ней играть!

Жидкость полностью перелилась из миски в открытый рот. Эльфийка тихо глотала, стараясь не подавать вида, что она очнулась. Шершавые ладони до боли сдавили ее груди и начали тянуть их в стороны. Старик продолжал свой внутренний диалог, кажется, даже хвалил нежность кожи, но Синдорель было не до того. Она, скрипела зубами в попытке не закричать от боли. Наконец, беспамятство вновь утянуло ее в свои сети.

В очередной раз, открыв глаза, девушка увидела, как ее мучитель, сидя у костра, работает длинной иглой. На этот раз он работал над телом крысы. Что-то тихо бормоча себе под нос, он умело пришивал ей вторую голову. К острым всплескам боли в шрамах добавилась тупая боль от истерзанных грудей, что сейчас были покрыты темными пятнами синяков.

Раздался писк. Старик вскинул голову в сторону одного из каменных проходов. В неверном свете горящих камней можно было разглядеть еще одну крысу. Кожа мужчины ярко засветилась и вспыхнула синим пламенем. Спустя мгновение он уже схватил грызуна, внезапно появившись из воздуха прямо над ним. А спустя еще одно мгновение и яркую вспышку, вернулся к своей игле.

Видимо Синдорель все-таки издала какой-то звук, потому что старик посмотрел прямо на нее. Уже через минуту она поглощала новую порцию вонючего отвара.

— Пусть поиграет с нами! Она еще слаба! Но мы хотим играть! — чуть не кричал мужчина, сминая нежную плоть девы леса. Склонившись, он припал губами к темно зеленому соску. Только это заставило его замолчать. Оторвавшись от своего лакомства, он проколол сосок иглой так, чтобы на нем выступила капля зеленой крови, и снова припал к груди ртом. Урча и чавкая, он облизывал нежную кожу несколько часов к ряду, не забывая периодически прокалывать ее иглой.

Так прошло несколько дней. Вернее так показалось эльфийке. Она пила отвар и спала. Снова пила и снова спала. А еще с ней играли. Скоро она стонала в голос от грубых ласк старика, уже не имея сил сдерживать боль в истерзанных грудях. Все чаще старик кусал или грыз ее соски. Но стоило с ним заговорить, как начинались жестокие побои, мигом выбрасывающие девушку из сознания.

Несмотря на все это, Синдорель чувствовала, как силы постепенно возвращаются к ней. Пришитые конечности слушались все лучше, а боль в шрамах терзала тело все меньше. По крайней мере, ей так казалось. Но она старалась оставаться все той же бессильной куклой в руках безумного владельца.

В очередной раз, напоив девушку отваром, который брал непонятно где. Отшельник, как начала называть его про себя Синдорель, не стал трогать ее покрытое синяками тело. Он бережно прислонил эльфийку к холодной, слабо светящейся узорами стене и сбросил свое рубище.

Перед девой леса стояло тщедушное, покрытое серой кожей костлявое тело. Единственная его часть, где еще можно было разглядеть мясо, болталась между тонких ног. Все жизненные соки старика словно были сконцентрированы в этом, касающемся пола, шланге.

Схватив весьма вялую плоть двумя руками, старик ткнул серой головкой в верхнюю губу девушки. Вонь сводила с ума. Длинный член отчетливо отдавал тухлятиной. Синдорель, сморщив нос, попыталась отвернуться, но немедленно получила хлесткий удар по лицу тем самым членом.

— Кукла будет играть сама или мы ее заставим! Давай заменим ей голову! Отрежем губы! Заменим челюсть!

Испуганная возможными перспективами, дева леса, торопливо открыла рот, впуская в себя мягкий отросток. Ей пришлось несколько раз сглотнуть, прежде чем член полностью проник в ее горло, а губы уперлись в смрадный лобок. Кончик члена остановился где-то глубоко в пищеводе.

Бормоча что-то нечленораздельное разными голосами, старик ухватился за длинные уши эльфийки и начал короткие движения в ее горле. Он размеренно бился лобком о ее губы. Вялая плоть больно драла глотку.

Не имея возможности дышать ртом, Синдорель страдала не только от растягивающего пищевод пениса, но и от мерзкого запаха. Она даже не могла точно решить, что именно заставило выступить слезы на ее глазах.

Рот быстро переполнился слюной, и она закапала на грудь и живот. Громкое хлюпанье теперь сопровождало каждый толчок, перебивая хриплое дыхание обоих любовников.

Сперма плеснула прямо в желудок. Мужчина заскулил и повалился на бок, увлекая девушку за собой. Она неловко подставила раненую руку, уберегаясь от удара головой. Рука полыхнула болью. Сознание помутилось.

Очнулась Синдорель позже. Она лежала на полу. Стены ярко светились. Над ней, зачем-то дополнительно подсвечивая себе горящим камнем в руке, склонился отшельник. Он что-то раскладывал вокруг и бормотал.

— Сюда! Нет! Сюда! А это сюда! Вот так! Так будет лучше! Нет! Это не подходит! Нужно другое!

Ярко вспыхнув, он растворился в воздухе. Синдорель смогла приподняться на локте и осмотреться. Увиденное приводило в ужас. Вокруг были разложены части тела. Четыре ноги, четыре руки, голова с удаленной челюстью и верхними зубами, а так же нить — несколько мотков толстой нити.

Эльфийка мигом оказалась на ногах. Пришлось приложить много усилий, чтобы не потерять сознание от острой боли в некогда отрубленной ноге. Отшельник мог появиться в любой момент. Нужно было бежать. Девушка, тяжело хромая, бросилась к ближайшему проходу. Она старалась вовсе не наступать на раненую ногу, предпочитая прыгать на здоровой.

Светящийся коридор вывел Синдорель в небольшую пещеру. Из нее вел только один проход дальше. Тот привел в новую пещеру. Из нее было уже два выхода.

Позади стали слышны громкие крики потерявшего свою куклу старика. Синдорель, не думая ни секунды, бросилась в ближайший проход. Силы быстро убывали. Здоровая нога скоро начала дрожать от усталости. Измученное тело медленно отказывало. Нужно было передохнуть или она свалится на пол посреди пещеры.

В следующей секции была глубокая щель в стене. В нее и забилась эльфийка. Каменная теснота внушала ложное чувство безопасности.

Посреди пещеры вспыхнуло пламя. Появившийся старик шумно принюхался. Он больше не бормотал. Подобрав с пола камень, он легким движением раскрошил его в пыль. Гневное рычание разнеслось под сводами. Безумный глаз остановился на щели, в которой пряталась девушка.

У Синдорель перехватило дыхание. Не заметить ее в ярком свете стен было невозможно. Но старик не торопился. Он продолжал нюхать воздух. Начал водить головой. Его глаза возобновили свое разрозненное вращение. Постояв с минуту, отшельник вновь воспламенился и исчез.

Не веря себе, эльфийка перевела дух. Выбравшись из щели, она захромала дальше стараясь создавать как можно меньше шума.

Войдя в очередной коридор, дева леса увидела вспышку света на стенах. Старик появился в пещере позади. Девушка бросилась бежать так быстро как позволяла нога. Позади себя она отчетливо слышала шумное дыхание своего преследователя.

Один поворот, второй, третий. Стон отчаяния вырвался из эльфийских уст — коридор вел в тупик. Стена, что преграждала путь, светилась сильнее, чем любая виденная ранее. Множество толстых ярких нитей сплеталось на ней в один клубок.

Синдорель тяжело привалилась к холодному камню. Дыхание мужчины было все ближе. Оставалось только дать последний бой. Будь у нее оружие или будь она здорова, оставался бы шанс на выживание. Сейчас же оставалось только подороже продать свою жизнь. Эльфийка намеревалась сопротивляться до конца — давать играть с собой она больше не намеревалась.

Так глупо было пройти сквозь все преграды и окончить свою жизнь в виде подушечки для иголок. Со всей накопившейся злобой, страхом и отчаянием, дева леса, ударила маленьким кулачком в самый центр светящегося клубка.

Раздался громогласный хруст. Радужный камень разлетелся подобно хрустальной вазе. Многоцветный смерч окутал девушку, поднял ее над землей и выбросил наружу.

Синдорель больно ударилась спиной о каменную плиту. Солнечный свет ослепил глаза, вновь заставив девушку сомневаться в своем здравомыслии. С трудом оторвав голову от земли, эльфийка стала свидетелем того, как горный кряж, почти в километре от нее, оседает, складываясь внутрь и разбрасывая радужные искры.

Над девушкой раскинулось голубое небо.

Мысли не успевали формироваться в беловолосой голове, как их сменяли новые. Там царил такой же радужный смерч, как тот, что отбросил ее так далеко от пещеры.

По небу протянулась тонкая молочно-белая полоса. Упав на землю, ее край расчертил обширный круг недалеко от эльфийки. Грохнуло. Белый туман заволок округу и быстро рассеялся под внезапным порывом ветра.

Над Синдорель нависла молодая девушка. Черный доспех блестел на солнце и алый камень сиял в клинке, что замер в сантиметре от нежно зеленой шеи.

— Зева! Убери меч!

Звонкий голос принадлежал закутанной в черный балахон фигуре. Оружие немедленно убрали. Другой балахон склонился над девой леса.

— Кто ты и что ты здесь делаешь? — склонившийся мужчина, хмурил темные брови в ожидании ответа, но ответа не было. У Синдорель закатывались глаза. Все труднее было оставаться в сознании. Все глуше звучала боль в ноге и спине. — Проклятие! Она сейчас умрет! Оповести желтых! Я заберу ее в башню! Черт! Ее нога! Быстрее!

***

— Учитель! А можно ли назвать ее гематомы синяками — они, ведь, темно зеленые, а не синие!

— Ну и доставили Вы нам хлопот милочка! — невероятно морщинистый старик в ярко-желтом балахоне стоял возле ложа эльфийки.

Голубое небо вмиг сменилось беломраморным потолком. Земля мягкой периной, а боль тупой щекоткой заживления.

Мужчина, покачивая головой, наблюдал, как его более молодые ученики втирают в зеленое тело различные мази.

— Несмотря на все Ваши старания, нога и рука останутся при Вас дорогая! О! Не стоит лить слезы! Вы в безопасности тут! Я Вас усыплю. Нам еще предстоит много работы!

Вновь раскрыв глаза, Синдорель увидела людей, сидящих за небольшим столиком. Разноцветные одежды и хмурый вид, настораживали.

— Она проснулась! — воскликнул мужчина в сером.

Ложе, тут же, обступило четверо мужчин: в сером, в зеленом, в черном и в синем.

— У нас есть вопросы! — пробасил синий.

— А ну расступитесь! — повысил голос морщинистый старик в желтом балахоне.

Он торопливо растолкал коллег и поднес эльфийке большую флягу. Пока девушка жадно пила чистую родниковую воду, старик гневно отчитывал остальных.

— Налетели! Коршуны! Ей нужен отдых!

— Нам нужны ответы Гранул!

— А мне нужно ее здоровье! Что скажут о старом Грануле, если его пациентка умрет в ваших кривых лапах? — при этом лекарь особо неприязненно посмотрел на серого.

— Мы не собираемся ее пытать, о великий лекарь! — мягко, почти шепотом сказал серый балахон.

— Ага! Знаю я вас! Глаз с нее не спущу!

— Как угодно, Гранул.

— Где я? — вдруг прохрипела дева леса.

— Вы в Белой башне! — приветливо улыбнулся высокий мужчина в зеленом, — Вас сюда доставили ликви... ммм... наши разведчики. Вы были в плохом состоянии.

— Но сейчас все хорошо! — встрял желтый, — Было бы еще лучше, если б эти... люди, дали тебе отдохнуть, но их палкой не выгонишь отсюда, уже второй день!

— Я спала два дня? — эльфийка пошевелилась, ожидая почувствовать боль, но она не пришла. Тело подчинялось неохотно, со скрипом, но чувствовало себя хорошо. Приподняв голову, она увидела несколько слоев бинта на всем теле. Белая ткань образовывала своеобразную одежду и пахла травами и спиртом.

— Вы спали две недели, — продолжил зеленый.

— Кто вы?

— Мы часть совета Белой башни. Короче говоря — Апостолы. Я утолил приступ Вашего любопытства? У нас есть несколько вопросов!

— Конечно! — бросив это, девушка вновь припала к фляге.

— Что Вы делали в рудниках Старицы?

— Это те горы? — фляга досадно опустела и желтый торопливо начал ее наполнять из крана в стене.

— Да. Те самые горы, возле которых Вас нашли.

— Я убегала.

— От кого?

— Мерзкий старик... хотел отрезать мне голову и пришить новую... — от воспоминаний застучали зубы.

Мужчины переглянулись.

— Как долго он Вас преследовал вдоль кряжа?

— Вдоль? — удивилась эльфийка, — Я вылетела наружу и упала...

— Но там не было входов в пещер...

— Взрыв! Ты видела взрыв? — гаркнул басом синий.

— Я не уверена. Наверное, это то, что выбросило меня наружу. Я ударила в сплетение нитей на камне...

Мужчины переглянулись вновь.

— На каком камне? — вновь спросил зеленый.

— В глубине! Там же все светится! Я случайно! От злости и... и от страха.

— Чем ударила?

— К-кулаком! — для наглядности она даже показала как наносила удар.

— Смотри! — синий протянул эльфийке раскрытую ладонь, — Видишь что-нибудь?

— Да... спираль...

Синий крякнул и закашлялся. Зеленый озадаченно почесал голову. Серый пожал плечами. Только черный остался недвижим.

— Давно Вы видите подобное свечение, — мягко прозвучал голос зеленого.

— Всегда видела. Жрица сказала — так бывает. Но в последнее время все чаще...

— Вас обучали магии?

— Нет. Мне сказали, что я бездарна... — голос эльфийки прозвучал печально.

— Бездарна? — вновь поперхнулся синий, — Бездарна!!! Да половина башни продаст душу за такое умение! Бездарна! Проклятие на голову всех...

— Я попрошу тебя удалиться, Корган! — неожиданно жестко отчитал бородача лекарь, — От тебя много шуму! А моей подопечной нужен покой!

— Он больше не будет Гранул, — мягко заступился за коллегу зеленый, — У Вас есть желание обучаться?

— В таком возрасте? — прошептал серый, — Впрочем. Кажется, для нее это неважно.

— А это мешает? Мой возраст? — сама перешла на шепот эльфийка.

— Как правило — да. Вам много лет?

— Скоро сто сорок...

— Средний возраст эльфа сейчас за тысячу, — поднял бровь зеленый в сторону серого коллеги, — Думаю, ее можно допустить. Но придется составить индивидуальную программу.

— Ох, я даже знаю — кто захочет ее в ученицы! — громогласно захохотал синий.

— Корган!

— Ухожу, Гранул! Ухожу! Я, кажется, еще успею с ней наговориться!

— Так Вы хотите научиться творить магию? — вновь задал вопрос зеленый.

— Да, — осторожно, боясь спугнуть свою удачу, ответила Синдорель. Она готова была вскочить с перины и прыгать мячиком по комнате, но сдерживала себя, — А что потребуется от меня? — вдруг опомнилась девушка.

— Трудиться на благо Белой башни, — но увидев, как нахмурилось красивое лицо, Виллем поспешно добавил, — Но сначала учиться! Долго! Очень долго! Только после освоения основных аспектов тебя допустят к полевым работам. Впрочем, для Вас, время, кажется, не проблема.

— И никаких опасных заданий прямо сейчас?

— Нет! Башня бережет свое будущее! Только после подготовки! Только с соответствующим сопровождением!

— Кажется, за этим вопросом стоит неплохая история, Виллем! — впервые подал голос черный, — Предоставлю тебе ее выслушать. У меня много дел. А раз она теперь ученик, не вижу смысла стоять здесь с грозным видом! Пошли, серый призрак башни!

— Опять твои шуто

чки! — зашипел серый, но, несмотря на возмущение, последовал за коллегой.

— Так я принята в ученики? — осторожно спросила эльфийка.

— Да! — улыбнулся седоватый брюнет.

— Так просто?

— Башня столетиями собирала талантливых детей! И тогда и сейчас — достаточно ясно выраженного согласия и наличия таланта! И того и того у Вас, мне кажется, в избытке! Так как Вы попали в рудники?

— Не знаю... Я была в столице... потеряла сознание... и вдруг — пещера.

— В столице? На правах Апостола, обращающегося к ученице — я требую подробностей! — строгий тон смягчила ласковая улыбка.

— У тебя два часа Виллем! — напомнил о себе желтый.

— А что потом?

— Потом я тебя вытолкаю взашей! — старик подбоченился, стараясь выглядеть грозно, но не получив нужного эффекта, махнул рукой и сел в угол за столик.

Рассказ был непростым. Зеленый внимательно слушал молодую эльфийку. Только, что рот не открывал. Терпение, доброжелательность и несколько наводящих вопросов помогли Синдорель качественно донести всю необходимую информацию до ушей мага. Через два часа он встал, с занятого перед началом рассказа табурета, и потер лицо. Оно хмурилось с каждой новостью, что он открывал для себя.

— Да, а кто-то еще против полевой работы! Потребуется многое обсудить на совете! Выздоравливай Синдорель! Как только Гранул тебя отпустит — начнем обучение.

Маг поклонился и вышел.

Через несколько минут в комнату вошли две девушки. Белые полупрозрачные платья, золотая цепочка, цокающие каблучки и, сейчас самое главное — два больших подноса с едой.

Глянув на похрапывающего старика, девушки подошли к кровати больной.

— Эйна и Лейна, госпожа! — тихо, боясь разбудить спящего, представила себя и сестру одна из блондинок.

— Мы принесли еду! — жизнерадостно улыбнулась Лейна, — И вино!

— Зеленый Апостол приказал — принести Вам поесть, но не сказал что!

— Зато разрешил зайти на кухни для магов! Мы взяли всего понемногу!

На подносах оказались свиные котлеты, гусиный паштет, фруктовый салат, шоколад, и даже мороженое. Синдорель набросилась на еду, словно волк на добычу. Она ела все, без разбора заедая свинину мороженым и заливая все это то соком то вином.

Не сразу заметив взгляды, что сестры бросали в большую миску шоколада, эльфийка отодвинула ее к девушкам. порно рассказы Этим простым жестом, она сделала то, что еще не мог сделать ни один мужчина в этой башне — осчастливила обеих сестер разом.

Хрюкнув, проснулся целитель.

— О! Хорошо, что вы пришли, девочки! Замените нашей гостье, а теперь и новой ученице, верхний слой бинтов и сделайте массаж! Ну и все, что она попросит! В общем, побудьте сиделками! А я пойду спать!

— Да, волшебник! — хором ответили девушки.

Сестры бросились, позвякивая цепями, за свертком с бинтами. Закончив с ними, девушки помогли эльфийке перевернуться и занялись ее спиной. Нежные руки умело разминали юное тело.

— Какая у Вас кожа, госпожа! Словно маслом смазанная! — восхитилась Лейна.

— Мы Вас перевернем!

Теперь Синдорель могла лучше наблюдать за трудом сестер. Но больше всего ее привлекла круглая грудь с продетой в сосок цепочкой. Не удержавшись, она осторожно погладила нежную кожу.

Лейна ласково улыбнулась проявленному вниманию и села поближе, чтобы деве леса было удобнее ее трогать. Особого внимания удостоились растянутые золотом розовые соски.

— Это не больно, так ходить?

— Нет, госпожа! Быстро привыкаешь! И соски становятся чувствительнее! Хотите, я помассирую Вашу грудь?

— Нет. Спасибо! Мне еще немного больно!

— Понимаю. Нам остаться с Вами на ночь?

— А можно?

— А Разакс не заскучает, сестрица? — усмехнулась Эйна.

— Переживет!

Сестры легли рядом на довольно обширное ложе.

— Какие холодные пальцы!

Лицо Синдорель густо позеленело, когда сестры положили ее ладони себе между грудей. Блондинки прижались ближе, обдавая щеки эльфийки своим дыханием. Дева леса подумала, что никогда не сможет заснуть в такой приятной компании, но, сильная усталость и плотный обед не прошли для нее бесследно — она мигом провалилась в сон.

Через неделю Синдорель проснулась в прекрасном расположении духа. Вчера она уже начала не только делать легкую зарядку, но и переходить к тренировкам посолиднее.

Хорошее настроение не портило даже то, что разбудили ее громкие стоны по соседству. Но местные часы отмечали позднее утро, так что жаловаться было не на что.

В комнату влетел нескладный юноша, несший в руках сверток с одеждой с лежащей поверх записной книжкой. Увидев Синдорель, он опешил. Вместо заготовленного приветствия просто хрюкнул, выронил сверток и выскочил за дверь.

Причина такого поведения крылась в самой эльфийке. Бинтов на ней становилось все меньше и сейчас они прикрывали только широкие шрамы на руке и ноге. Зеленое тело уже вернуло себе блеск и силу. Так что, парню не удалось остаться равнодушным, и теперь он тоскливо стоял в дверях, спиной внутрь.

— Ты тот самый «подходящий парень», о котором говорил Апостол? — хихикнула дева леса, поднимая с пола сверток.

— Д-да, — донеслось стеснительное кудахтанье от входа.

— Эта одежда мне?

— Д-да...

— Она мне велика! Очень! — принесенный белоснежный балахон был, по меньшей мере, на десять размеров больше необходимого, а в сапог могло влезть обе стройные ноги.

— П-положите в ч-черный ящик! И возьмите из б-белого!

Выполнив предложение парня, эльфийка достала из соседнего ящика идеально подходящую одежду и сапожки.

— Отлично! В самый раз! Можешь войти!

— В-вам оч-чень идет! — новая одежда действительно очень шла девушке — так называемая «домашняя мантия» была сработана из тонкой ткани и плотно облегала стройное тело, а два разреза по бокам подола, демонстрировали длинные ножки при каждом движении. Так что одежда не очень помогла парню прийти в себя — в таком костюме, эльфийка нравилась ему еще больше.

— Как тебя зовут?

— Разакс!

— Меня Синдорель! Ты всегда заикаешься, Разакс?

— Н-нет!

— Это хорошо! Апостол сказал, что ты будешь отвечать на мои вопросы, а заикания будут мешать! — с притворной строгостью отчитала Синдорель парня. — Кто там стонет?

— С-стонет? Я не слышу!

— Ну да... Пойдем! Мне же можно выходить?

— Да! Конечно!

Выйдя из помещения, эльфийка уверенно направилась через две двери вдоль балюстрады и уверенно ткнула в комнату, из-за двери которой и слышались звуки. Книжник приложил ухо к двери и, через секунду, с пониманием кивнул.

— О! Там... — не знал, как сказать парень и только краснел, разводя руками.

— Дерут какую-то девицу! — усмехнулась Синдорель, — Мне говорили — это одно из родильных отделений!

— Не совсем так! Привычный процесс оплодотворения сестры!

— В смысле? Я могу посмотреть?

— Да! — маг торопливо распахнул дверь.

За ней оказался небольшой столик. Вокруг сидело трое молодых парней, играющих в шахматы. Рядом стояла огромная кровать. На ней и лежала с широко разведенными ногами, громко стонущая девица. Нарушать тишину ей помогал тощий парень, что мерно забивал в нее свое внушительное достоинство. Толстый длинный член, то и дело сильно ударял в матку девушки, что и делало ее столь эмоциональной и шумной.

За кроватью стояла сестра стонущей. Ее одежда разительно отличалась от привычного белого платья. Оно было желтым, более плотным и существенно более коротким. Вместе с грудью оно открывало еще и живот. А золотая цепь пропала из сосков и теперь была намотана на запястье. В руках девушка держала дощечку и стилус. Но сейчас ничего не писала, а лишь ласково гладила сестру по голове и что-то шептала ей на ухо.

— Разакс! — воскликнул один из шахматистов, — Присоединяйся! Девчонка сегодня — загляденье! Узкая, как кулак! Если только Бак ее сейчас не растянет до размеров умывальника!

— О нет! — замахал руками книжник, — Я просто показываю Синдорель башню!

Наслаждаясь видом открытых ртов, в комнату вошла эльфийка. Только двигающий тазом Бак, да слишком занятая ощущениями внутри себя девица, пропустили ее появление. Даже одетая в желтое сестра, глазела на вошедшую.

— Так что здесь происходит, Раз? — с капризной ноткой в голосе спросила дева леса.

— С чего начать, — видя общую реакцию окружающих, парень, наконец, смог взять себя в руки, — Эта девушка, — он указал пальцем на одетую в желтое, — Забеременела. Теперь то же, должно произойти и с ее сестрой.

— И ее будут пользовать, пока это не произойдет?

— Да!

— А что тут делает ее сестра?

— Записывает всех участников, чтобы потом лекари быстро определили отца и сделали пометку в генеалогическом свитке.

— А эти ждут своей очереди?

Вопрос почти заглушили истошные крики девицы, начавшиеся, когда ее кавалер набрал темп. Скрип кровати и шлепки тел вносили свою лепту в какофонию звуков.

— Да.

— Поняла, не будем мешать мальчикам! — эльфийка мило улыбнулась и вышла за дверь.

— В этом нет ничего необычного для нас! — нагнал ее уже в комнате, Разакс, — Все в башне должны приносить пользу! А один близнец без другого почти бесполезен! Вот их и уравнивают!

— Я понимаю, Раз! Не против такого прозвания? Мне просто мешали ее крики, но парень уже кончил, а новый кавалер куда тише.

— Вы...

— Говори мне «ты», Раз! Мы с тобой должны подружиться!

— Да... Спасибо... Ты... ты слышишь ее отсюда? — наконец сформулировал он мысль.

— Это у меня не только для красоты! — улыбнулась девушка, касаясь заостренных ушей, — С чего начнем обучение?

— Эм-м... детей, обычно, начинают учить примитивной технике контроля!

— Что делать? Куда встать? — энтузиазм так и хлестал из возбужденной девицы. Но парень как-то нелепо дернулся в ее сторону и начал мять ладони.

— Словами не объяснить...

— Тебе надо прикасаться? Пожалуйста! Сзади спереди? Как?

Парень робко обнял эльфийку сзади и прижался к ней торсом, с неудовольствием обнаружив, что ниже ученицы на пол головы. Он взял ее за запястья и начал транслировать в нее энергию. Вернее, попытался. Как мог.

— Ч-чувствуешь что-то?

— Кроме твоего вставшего члена? Пока ничего!

Книжник мгновенно отступил к стене и ссутулился.

— Прошу прощения...

— Так у нас с тобой не получится! — уперла руки в бедра эльфийка.

— Я п-попрошу п-прислать...

— Э не! Ты так от меня не отделаешься! Я многое пережила ради этого момента и юношеский стояк меня не остановит!

С этими словами, Синдорель одним движением разорвала мантию Разакса по центральной шлице. Свету предстал его подрагивающий от напряжения член.

Дева леса, чарующе улыбаясь, опустилась на колени. Заглотив член, она обвила язычком его ствол и начала движения головой, пропуская головку глубоко в горло. Не прошло и минуты, как в нее ударила первая струя. Чтобы не закашляться, девушка проглотила сам член, чтобы не глотать семя.

Дождавшись, когда наполнится ее желудок, эльфийка выпустила добычу. На языке осталось несколько белых капель, которые она проглотила, позаботившись, чтобы парень это заметил. Обмякшая было плоть, мигом приняла боевую готовность.

— Сколько тебе лет?! Ты как молодой эльф! У них, лет до двадцати, стояк, кажется, вообще не проходит! — расхохоталась дева леса, тряхнув белой гривой.

Но ничего не поделаешь. Изящные коленки вновь коснулись мрамора. Теперь ее ласки были куда продолжительней — не так-то просто заставить мужчину кончить два раза, за столь короткий срок.

Только когда мягкое небо был безжалостно натерто, устала челюсть и заболели колени, а сама Синдорель начала задумываться о смене дырки, в ее ротик вяло стрельнуло белком.

Эльфийка еще немного подержала опадающий пенис во рту. Стоило выпустить влажно блестящий отросток, как парень осел вниз по стене.

— Больше не будешь стесняться? — улыбнулась ему девушка.

— Нет!

— Хорошо! — Синдорель села на пол между ног парня и сама вложила свои руки в его, — Можешь хоть ногами меня охватить, только научи меня уже!

Теперь книжник более уверенно прижался к стройной спине. Он направил в деву леса такой поток магии, что у нее засветились глаза. Дернув рукой, она вдребезги разнесла стоящую в углу вазу с цветами. Раздался хруст. По белому мрамору стали расползаться трещины. Задрожала кровать.

Магия покинула тело девушки так же внезапно, как и появилась.

— Проклятие! — протянул парень, вытирая обильный пот и оглядывая разгром, что они учинили.

— Я поняла! Я поняла! — вскочила и начала приплясывать эльфийка.

Она вновь дернула рукой, но вторая ваза лишь слабо задрожала. А во второй раз и вовсе не двинулась. Еще и еще раз она двигала запястьем, но ничего не получалось.

— Постой! — крикнул Разакс, но Синдорель уже падала без сознания.

Открыла глаза девушка, уже лежа на кровати. Рядом с ней сидел перепуганный до дрожи книжник и держал ее под голову, почти касаясь ее лица носом.

— Что со мной? — прошептала эльфийка.

— Фух! Ты в порядке? Нельзя так сразу разбазаривать свой заряд! Сначала нужно научиться концентрировать энергию!

Ох! — тяжело вздохнула дева леса, — Я уж подумала... всякое...

— Теперь тебе нужно отдохнуть!

— Сколько?

— У всех по-разному! — начал успокаиваться парень, — День-два. Но чем ты будешь сильнее, и опытнее, тем меньше будет этот период.

— Так меня можно научить? — чуть не плача спросила девушка.

— Еще бы! На моей памяти — это первый раз, когда кто-то смог разбить мрамор этих стен! На нем же защита!

— Ура! — на радостях, эльфийка поцеловала парня в губы, на мгновение, просунув язычок ему в рот.

Они побыли немного в тишине.

— Слушай, Раз!

— Да?

— А почему все, кого я тут видела, были в цветных мантиях, а ты и те парни, что, кстати, все еще развлекаются в соседней комнате, в белом?

— О! Это принадлежность к стихиям!

— Это, вроде, красный — огонь, а синий — вода?

— Не совсем так! Тут... все довольно условно...

— Так расскажи! Или ты куда-то торопишься?

— Сейчас! Только подберу слова... В общем так! Красный это не совсем огонь — это некая склонность к стихиям в целом и разрушениям в частности. Желтые — целители. Они почти не умеют сражаться. Синие занимаются преобразованиями и защитными полями. Именно они работали над этим мрамором! Говорят, что именно поэтому в нем синий отлив.

— А серый?

— Эти специализируются на допросах, подслушивании и тому подобное. Но цвета не показатель! Только у желтых он много значит! Красный цвет не мешает тебе ставить щиты, а синий не помешает все сжечь!

— Очень размыто!

— Да, ты привыкнешь, потом!

— Так, а белое?

— Белое носят ученики и те, кто не особо проявил себя в каком-то направлении!

— Взял всего понемногу?

— Ага! — разулыбался парень.

— Слушай, я уже неплохо себя чувствую! А ты говорил — пару дней!

— Тело восстанавливается быстрее, чем энергия! Уже через час ты сможешь бегать, как ни в чем не бывало, но если попробуешь колдовать, можешь впасть в кому или надорваться и потерять связь с силой навсегда!

— Тогда чем займемся? Раз меня нельзя учить пользоваться магией!

— Я покажу несколько кни...

Но эльфийка прервала мага новым поцелуем и положила его ладонь себе на грудь. Тонкая ткань ничуть не помешала оценить упругость зеленых холмов.

— Книги! — прервалась эльфийка, — Я же вижу твой член, мальчик! — звонкий хохот наполнил комнату, — Ты заслужил награду сегодня!

С этими словами, дева леса вывернулась из объятий парня. Уперлась головой в перину, откинула подол мантии и развела ягодицы руками.

— Войдите, сударь! — захихикала она.

Разакс сначала опешил, но быстро взял себя в руки. Он с робким благоговением провел ладонями по нежнейшей коже бедер. Насладившись тактильными ощущениями, парень приставил головку к темно зеленому колечку. Дверь не скрипнула.

Еще ни одна девушка не дарила Разаксу такого удовольствия своей попкой. Нежнейшая зеленоватая кожа девушки с приятным запахом лесных трав, словно светилась изнутри. Идеальная мускулатура без единого изъяна могла свести с ума.

Горячая дырка охватывала член парня как никогда раньше. Ощущение прикосновения тела с мягкой попкой было непередаваемым! Проткнешь тугие недра чуть медленнее, и она встретит тебя нежным, чарующим касанием. Чуть резче и она всколыхнется, а бесподобная эльфийка издаст восхитительный терпкий стон.

Сладкая пытка не могла длиться вечно, и парень позорно кончил, не продержавшись и двух минут. Да так и остался нависать над девицей, не сумев оторвать руки от ее бедер.

В предварительно запертую дверь тихо постучали. Парочка торопливо вскочила. Пока Синдорель оправляла мантию, Разакс менял свою в сундуке. Закончив он отпер дверь, нос к носу столкнувшись с магом в черной мантии.

Хорошо сложенный брюнет с серыми глазами, степенно ждал, пока ему откроют.

— Синий Апостол сказал мне, что я могу увидеть здесь нечто занимательное! — начал с порога маг, — Результат некоего возмущения! Я могу войти? — вопрос полностью игнорировал книжника и был целиком направлен к эльфийке.

— Конечно! Вы, так называемый, черный Апостол?

— Совершенно верно! — сухо сказал вошедший и сразу направился к стене.

Изучив разбитый горшок и стену, он покачал головой и пошел к выходу.

— Иди за мной Синдорель!

По сухому тону ничего нельзя было понять. Парочка начала спускаться по мраморной лестнице вслед за магом. Они долго спускались пока не достигли казарм. В широком круге вели опасные игры с острым и тупым оружием, но появление черной мантии мигом прервало стук и звон.

Здесь знали — если в казармы приходит черный, это не просто так.

— Попрошу очистить круг! — тихо сказал Апостол, но его голос услышали все. Вытащив из ближайшей стойки деревянный меч, он протянул его Синдорель.

Эльфийка озадаченно взяла учебное оружие и тут же махнула им на пробу, чем вызвала скупую улыбку мага.

— Ты, ты и ты! — указывал черный и по его жестам, в круг вступило три девушки и один парень, — Прошу! — галантно указал он рукой на круг.

Пожав плечами, дева леса переступила черту. Настороженно выставив перед собой деревянное лезвие, она сделала несколько шагов в глубину зала.

Выбранные для боя солдаты переглянулись и расступились, заходя с флангов. Девушки старались не проявлять эмоций, а парень усмехался, словно уже победил.

Краем глаза Синдорель заметила рывок справа. Желтоволосая девица бежала на нее, высоко занеся меч. Удар был столь же высок и неуклюж.

«Кто же так бьет?» — подумала эльфийка.

Ожидая подвох, она ловко отпрыгнула назад в самый последний момент. Блондинка, что уже наносила удар, не совладала с инерцией и растянулась на полу.

Добивать ее было некогда. Слева, точно в такой же манере неслась рыжая воительница. Чуть склонив голову набок, как бы в недоумении, Синдорель молниеносно ударила девушку в область подмышки. Рыжая вскрикнула и кулем рухнула на пол, держась за ребра.

В этой неразберихе, парень решил сделать подсечку. Он ожидал, что его добыча сделает шаг назад и уже приготовил свой коронный выпад. Синдорель же просто сделала шаг ему навстречу и в изящном сальто перелетела встречника. Сначала парня хлестнули белые волосы.

Использовав силу вращения, Синдорель нанесла сокрушительный удар мечом прямо в лоб парня и легко стала на ноги у него за спиной.

Кровь из рассеченной головы брызнула во все стороны.

В быстром пируэте, Синдорель подсекла ноги последней стоящей на ногах девице и ткнула в спину оставшемуся, не выбывшему противнику. Все произошло так быстро, что упавшая в самом начале блондинка, что получила сейчас удар в спину, не успела не то что встать, но и перевернуться.

Эльфийка, стараясь не показывать своих эмоций, повернулась к магам. Рядом с черным Апостолом стоял, тяжело дыша, его зеленый коллега. Мужчина явно бежал сюда, торопясь увидеть спарринг.

— Какой, говоришь, цвет ей подойдет? — сухо спросил черный в пространство перед собой.



Архив историй и порно рассказов