покупка рекламы Эротические истории
СМОТРЕТЬ ПОРНО
Секс по телефону - заходи
Порно
порно
порно
Скачать порно видео , смотреть секс бесплатно
Порно рассказы » В попку » Миф седьмой: Безопасность

Миф седьмой: Безопасность

В попку / Групповуха / Минет

В воздушных далях, среди белых кучевых облаков, парила каменная башня. Белый мрамор, с голубым, словно пламя, отливом, ярко пылал в свете восходящего солнца.

По медленно сужающейся мраморной спирали поднимался сероволосый мужчина. Его движения были спокойны и размерены. Он совершал этот подъем каждый день уже много лет и потому, даже не замечал пути, находясь в мире собственных мыслей. Несколько тысяч пройденных ступеней никак не отразились на дыхании или легкости движений путника.

За мужчиной почтительно следовало две держащиеся за руки девушки. Самый внимательный зритель не смог бы отличить девиц друг от друга, если бы не разные по цвету глаза. Золотистые волосы, спускались волнами на узкие плечи. Белые полупрозрачные одежды плотно обтягивали стройные тела от лебединых шей, до маленьких ступней обутых в белые босоножки на высоком каблуке, оставляя укрытым белые тела всюду кроме груди. Безупречные молочные холмы, выпущенные наружу через треугольный вырез, мерно покачивались при каждом шаге. Золотые цепочки, соединяющие розовые соски, тихо позвякивали, удерживая дощечку в две ладони шириной.

Сероволосая голова показалась над центром верхней платформы. По сузившейся до малого винта лестнице, он выбрался на покрытую мягким ковром поверхность. Выше было лишь небо и звезды. Башня парила далеко над самыми высокими пиками гор. Мерное цоканье спутниц утонуло в невысоком ворсе.

На широких перилах, свесив головы вниз, лежало восемь неотличимых девушек. Бледно голубые волосы сестер, подобно воздушным змеям, бились на сильном ветру. Так сильно влияя на свешенные вниз головы, ветер словно терял силу, проникая за перила башни, и его дуновение лишь ласково коснулось новоприбывших.

Блондинки умудрились пройти узкую лестницу, не разомкнув рук, и проследовали за мужчиной к одному из перил. Для них это тоже был привычный путь. Несмотря на разнообразие, часто выбирали именно этих девушек.

Могло показаться, что смотрящие вниз девы, вот-вот встанут и поприветствуют гостей, но это было невозможно. Их стопы и кисти рук срослись с мрамором в одно целое и не давали оторвать тело от застеленного густым мехом камня больше чем на несколько сантиметров. Однако, не было заметно, что подобное положение хоть как-то тяготит их.

Сероволосый схватился за длинные голубоватые локоны и отогнул голову девушки далеко назад. На него уставились белые, лишенные зрачков глаза в обрамлении длинных синих ресниц. По-хозяйски сунув пальцы меж ровных белых зубов, и ощупав розовый язык, мужчина бесцеремонно повторил действия сначала во влагалище, а затем и в попке лежащей.

— Сухая, — тихо сказал он и отступил в сторону.

Блондинки немедля разомкнули длинные пальцы.

Черноглазая, схватив маленькую флягу с пояска, решительно подошла к перилам. Оперлась на них изящной ножкой и сунула узкое горлышко меж синих губ. Сросшаяся с мрамором дева жадно забулькала содержимым и пила, пока фляга не опустела. Глаза ее расширились от удовольствия.

Голубоглазая же стала на колени меж разведенных стройных ног и припала губами к незакрывающемуся дуплу в попке, глубоко засовывая внутрь свой язычок. Оставив достаточно слюны на красных стенках, она слилась поцелуем с половыми губами.

Другая блондинка, закончив поить девицу, откупорила вторую флягу и наклонила ее над зияющей дыркой между ягодиц. Густая желтоватая жидкость исчезла в недрах закрепленного тела.

Обладательница голубоватых прядей заерзала на своем месте, начав активно тереться большими грудями о мягкий мех.

— Смотрящая жрица готова, — тихо прозвучал голос мужчины.

Стоящая на коленях, немедленно разорвала влажный поцелуй, встала и просунула голову между своих ног. Ее сестра помогла задрать одеяние, обнажая попку. В ярких лучах солнца сверкнуло толстое золотое кольцо, торчащее между упругих половинок.

— Прошу Вас, Наблюдатель! — хором воскликнули блондинки.

Мужчина схватился за золото и, с громким «чмак» вытащил его из девушки. Она сопроводила свое опустошение легким стоном. На той стороне кольца оказался длинный толстый жезл в форме мужского, покрытого венами, пениса, сработанный из чистого золота. Благородный металл ярко блеснул в солнечном свете.

Обойдя того, кого они назвали наблюдателем, сестры стали позади, вновь взявшись за руки.

Повернувшись, сероволосый мягко погрузил золото в упругую плоть. Сияние померкло. Смотрящая дрожала всем телом пока жезл не погрузился полностью, после чего защелкала язычком, словно готовилась получить что-то вкусное.

Наблюдатель распахнул халат, обнажив багровую головку на несколько более скромном фаллосе, чем золотой, и рывком проник в горячее, обильно смоченное слюной лоно. Начиненная золотом и мясом жрица внезапно обмякла, свесив голову вниз. Мужчина схватился двумя руками за массивное кольцо в попке девы и повернул его на девяносто градусов.

Тело вздрогнуло. Мышцы девушки начали пульсирующе сокращаться. Белые глаза ровно засветились.

Уставившись в голубую даль, наблюдатель схватился за узкую талию и начал размашисто трахать пульсирующую дырку. Его глаза, так же, начали светиться белым, и чем чаще он совершал толчки, тем ярче был свет.

Мускулистое тело помогло взять хороший темп. Свечение стало ровным. Жрица перестала дрожать и конвульсировать. Все ее внимание теперь занимало происходящее далеко внизу. Внизу были только плотные белые облака, но они ничуть не смущали деву. Она ерзала, водила готовой и бегала глазами, словно знатная дама на гладиаторском поединке, когда бой идет прямо под ее ложей. Розовый язычок медленно облизнул синие губы.

На вершину башни поднялась еще одна троица. Одетого в халат мужчину сопровождало две держащиеся за руки брюнетки. Они проследовали к противоположной стороне перил, где разноглазые близнецы начали готовить еще одну Смотрящую.

Мускулистые руки оторвали женское тело от меха, темп возрос еще больше. По площадке разнеслись упругие шлепки часто соприкасающейся плоти.

Сероволосый заговорил на непонятном языке. Блондинки торопливо подхватили свисающие на цепи дощечки и, вытащив из волос маленькое стило, начали синхронную запись. Все что произносил мужчина, тут же записывалось в двух экземплярах. Когда место на дощечке заканчивалось, девушка коротко стукала по небольшому прозрачному камешку, два десятка которых, торчало из торцов. При этом камешек мутнел, а все записи пропадали.

Через десяток минут Наблюдатель начал тяжело дышать, но все так же резко входил в узкое лоно и громко бормотал. Все чаще он делал перерывы на то, чтобы отдышаться, но темпа не снижал и скоро продолжал говорить. Еще через десять минут он дрожал всем телом. Ноги подогнулись, и мужчина повалился на жрицу с блаженным стоном.

Смотрящая вновь задрожала, она пыталась подвигать тазом, словно приглашая партнера продолжить, но тот, переведя дух, перекатился на спину, укладываясь спиной на мрамор и мех.

Блондинки позволили дощечкам повиснуть, раскачивая груди, и бросились вперед. Одна из них припала к половым губам, из которых начало медленно вытекать белое семя. Вторая начала старательно вылизывать опадающий пенис, пока тот весь не покрылся ее слюной. Закончив первой, девушка села на пятки и стала ждать.

Наблюдатель, покряхтывая, приподнялся. Взяв свисающую табличку он начал внимательно читать написанное, переключая страницы нажатием на мутные камни. Текст так заинтересовал, что мужчина не обратил внимания на то, как сильно тянет цепью за маленькие сосочки. На розовой плоти выступила кровь, но девушка лишь прикусила пухлую губку, удерживая стон боли. На черные глаза навернулись слезы.

Прочитав все что нужно, сероволосый уронил дощечку, запахнул халат и бросился бежать к лестнице. На полпути он остановился. Опомнившись, он вернулся к Смотрящей, меж половых губ которой, все еще сновал розовый язык, собирающий последние капли, и резко выдернул золотой пенис. Жрица тут же перестала дрожать, а ее глаза вернулись в норму. Вложив золото в покорно подставившую попку свободную сестру, мужчина схватил ее за руку и потащил за собой. Их ждало несколько тысяч белых ступеней.

Перед самой лестницей, блондинка изловчилась на бегу сдернуть с себя босоножки и, держа их в свободной руке, босиком побежала вслед за спутником.

Их путь лежал мимо множества залов и комнат. На одной из платформ, вокруг которой вились ступени, можно было заметить, как девочки подростки, парами сидя за столами, учатся писать на тех самых дощечках.

— Мягче, не стучите слишком сильно! Быстрее переключайте страницы — одно упущенное слово и весь ваш труд придется переписывать, а то и вовсе он окажется бесполезным! — гремел голос седого старика учителя.

Этажом ниже из боковой, ярко освещенной комнаты, закрытой волшебным пузырем лились крики младенцев. Там явно принимали роды.

— Разнояйцевые. Плохо. В солдаты! — вещал строгий женский голос.

— Позовите Книжника — тут мальчик! — шумела другая женщина.

На следующей платформе, юноши напряженно пытались левитировать различные предметы. У одного мальчишки что-то пошло не так и его осколок стекла исчез в черной воронке. Раздался громкий хлопок — это учитель хлопнул ладонями, и воронка исчезла, а все предметы попадали наземь.

— Будьте внимательнее, — грозно гремел лысый бородач, — неосторожное применение заклинаний, небрежность и рассредоточение могут привести к непредсказуемым последствиям!

Остановилась парочка, только забежав в высокую дверь, перед еще одной дверью. В этом небольшом закутке, за письменными столами трудилось сразу четыре старца. Они читали и перечитывали множество свитков и дощечек, скипами заваливающих их столы. Иногда делали пометки в журналах, а иногда писали на специальных свитках.

— Мне нужно видеть Апостола! — выкрикнул сероволосый, переведя дух.

— По какому вопросу? — флегматично спросил сидевший ближе всех к закрытой двери старик, не отрывая глаз от свитка.

— Сообщение чрезвычайной важности!

— Вы уверены, Кхазис?

— Хорошо, я сообщу, — тяжелый вздох сопровождался шевелением пальцами, — Жди. Тебя сейчас примут. Надеюсь в этот раз у тебя что-то действительно важное.

Пока выдалась возможность, блондинка наклонилась и нацепила на ноги свою обувь. Уверенно выпрямившись, она приготовилась увидеть Апостола. Но дверь все не открывалась. Прошла минута, две, Наблюдатель начал нетерпеливо притопывать ногой.

В проем вошло две держащихся за руки шатенки. Их одеяние ничем не отличалось от уже стоящей тут девушки. Бросив короткий взгляд на все еще вцепившегося в женскую ладонь Наблюдателя, они тихо просеменили к ближайшему столу.

— Да, девушки? — мягко приветствовал их сидящий там старик.

— Кора и Нора учитель! — хором сказали девушки.

— Что случилось?

— Учитель, — заговорила зеленоглазая Кора, — у меня есть вопрос!

— Слушаю тебя, — почти ласково улыбнулся старец.

— Зерран, сказал, что я должна прийти к нему в келью на всю ночь сегодня. И что меня ждет кара, если я ослушаюсь! Должна ли я идти к нему?

— Вижу по одежде, что ты уже взрослая.

— Два дня назад исполнилось, учитель!

— Да, а кто такой Зерран? Не припомню это имя!

— Один из учеников, учитель!

— Если тебе такое сказал ученик, то ты не обязана. С другой стороны, тебе это не запрещено. Однако, если он попытается тебя наказать, то будет наказан сам.

— А если такое потребует Книжник или Наставник, учитель?

— Ты должна подчиниться. Вам это еще объяснят. Но если вкратце — всем кто выше ученика ты обязана подчиняться в любом вопросе. При одном условии — это не должно противоречить ничьему приказу. Если таковое возникнет или у тебя будут другие обязанности на ночь или на конкретный момент, ты должна сообщить об этом! Тебе все понятно?

В этот момент, дверь распахнулась, и Наблюдатель втащил блондинку внутрь. Пройдя мутный пузырь, скрывающий от посторонних глаз все, что происходит внутри даже при открытой двери. Так что фраза «Да учитель!» оборвалась на полуслове. Парочка оказалась перед Апостолом.

Им оказался высокий худой мужчина со следами седины в черных волосах. Он сидел за широким деревянным столом в мягком кресле. Вся комната была обита зеленой материей и казалась очень мягкой.

Позади, держась за руки, стояло две огненно-рыжих девицы. Будучи личной прислугой Апостола, девушки, носили короткие зеленые платья с длинным рукавом, которые так шли к их медным волосам. На обнаженных привычным вырезом маленьких грудях девушек, висели точно такие же писчие дощечки. Густо покрытая веснушками кожа блестела от пота, а облегающие платья явно пропитались влагой. Можно было заметить влажные потеки на бедрах одной из девушек, а колени другой подозрительно алели.

— А, это ты Кхазис, что привело тебя на этот раз? — величественно проговорил хозяин кабинета, поглаживая расшитой халат на груди.

— Вам нужно это увидеть! — Наблюдатель торопливо уложил блондинку спиной на стол, обратив ее голову к немолодому брюнету.

— Не бережешь ты их, — покачивая головой, сказал Апостол, аккуратно счищая засохшую кровь с мягкой груди. — Будь, пожалуйста, осторожнее! Эти девушки достаточно ценны! — погладив напоследок нежную кожу, мужчина взял дощечку с женского живота.

Чем больше Апостол читал, тем сильнее хмурились его брови.

— Можешь быть свободен, — мягко отпустил он Кхазиса.

— Но...

— Я знаю, что ты хочешь! — не дав договорить, он резко махнул рукой, — Иди! Я должен все обдумать.

Сероволосый поклонился и вышел. Уставившись в стену, Апостол задумался. Его руки машинально мяли упругую плоть оставшейся на столе девушки, выдавая в нем некоторую нервозность. Наконец, он создал прозрачную сферу над столом.

— Скъяль! Готовь два звена! Пусть высадятся к западу от Хорхагена.

— Их цель, повелитель? — ответил из сферы мужской голос.

— Глубокая разведка. Пусть действуют по обстоятельствам и докладывают, чуть что. Специально в бой не соваться! Если демон откроет портал, пусть вызывают ликвидаторов! — сфера лопнула, повинуясь взмаху руки. — Еще нашествия демонов нам тут не хватало! — и тут же обратился к блондинке, — Как тебя зовут?

— Эйна, повелитель!

— Ты молодец Эйна! Очень четкие письмена.

Апостол встал, подтянул девушку за руки так, что ее голова свесилась с края, распахнул халат и вошел в послушно открытый ротик. Держась за длинную шею, мужчина задвигал тазом, тараня горло. Хлюпанье слюны немедленно разнеслось по кабинету, волосатые яйца застукали по прикрытым глазам девушки.

Рыжая девица обошла стол. Задрав прозрачную одежду, она, склонившись, припала к половым губам Эйны так, чтобы не коснуться золотого кольца, торчащего из ее попки. Ее сестра запрыгнула на стол и оседлала плоский живот. Прозрачная ткань на животе тут же намокла от выделений. Взяв ладони, старательно рассчитывающей момент для вдоха, девушки, она положила их на свою грудь и показала, что той нужно делать. Сама она тоже не осталась в долгу, начав усиленно ласкать молочные холмы блондинки.

Через десять минут, Эйна была насквозь мокрая. Озорной язычок одной сестры и нежные руки другой, несли ей немало наслаждения, заставляя извиваться, несмотря на снующий в глотке пенис, не дающий нормально дышать. Белая пена стекала по щекам девушки. Сливаясь с ее потом и слезами, она терялась в длинных волнистых прядях, подметающих сейчас ковер.

Хозяин кабинета нарастил темп. Дышать стало невозможно. Она попыталась дернуться, но ее тело крепко держали рыжие сестры. Легкие горели огнем, все сильнее хотелось вздохнуть. Перед глазами замелькали черные точки.

Когда Эйна уже почти теряла сознание ее горло, наконец, освободилось. Горячим обожгло лицо и грудь. В легкие ворвался живительный воздух и вместе с ним, стройное тело сотряс мощнейший оргазм. От ее судорог задрожал тяжелый стол, а кабинет огласил тяжелый, но сладкий стон.

Когда девушка пришла в себя, Апостола уже не было. Рыжие девицы помогли ей устоять на дрожащих ногах и выпроводили за дверь, не говоря ни слова. За дверью она нос к носу столкнулась с голубоглазой сестрой.

— Привет, Лейна! — хрипло сказала она.

— Что это с тобой? — заботливо спросила сестра, проводя пальцем по ее щеке, после чего показала белую густую каплю и отправила ее себе в рот.

— Апостол поблагодарил меня, — сказала девушка, осматривая залитую семенем грудь и прилипшее к телу мокрое платье.

— Девушки! — повысил голос один из сидящих за столами старцев, — Здесь и так мало места!

— Простите! — хором ответили сестры и, взявшись за руки, бросились бежать, насколько позволяла высокая обувь.

— Понравилось? — озорно спросила сестра.

— Очень! — ответила Эйна, потирая шею.

— Он еще в тебе? — на ходу спросила голубоглазая сестра.

— Эмм... да, — не сразу сообразила девушка, о чем речь.

— Тогда нам сюда!

Спустившись на один пролет, блондинки вошли в небольшую круглую комнату. При их появлении из кресла встал молодой парень в белой мантии книжника. Отложив книгу, которую читал, он направился к сестрам.

— Привет, Разакс! — воскликнула Лейна, — Мы с ключом!

— О! Хорошо, а то она уже заскучала, — парень, проходя мимо, шлепнул по торчащей из стены попе.

— Разакс, — немного смущенно начала голубоглазая сестра, — Всегда хотела спросить — что это? — девушка указала на восемь торчащих из мрамора частей женских тел. Ее сестра в этот момент сгибалась и задирала платье.

— Это? — парень вновь шлепнул по круглой попе, — Это близнецы!

— Как мы? — пораженно прикрыла рот ладошкой Лейна.

— Нет! — книжник вытащил золотой стержень из девушки и погрузил его в пустующую попку на стене, мышцы на видимой части женского тела заметно напряглись, — Не совсем. У вас с сестрой разные по цвету глаза, а эти, — он оперся об упругую плоть, — Полностью идентичны между собой. Так что, можешь не переживать, тебе на ее месте не быть.

— Никогда таких не видела! А как вы их кормите? — не унималась любопытная девица.

— Они не едят. Понимаешь, — замялся парень, — Не знаю, как тебе объяснить... ты потому и не видишь их, что они большая редкость. Кстати, ты то, как раз, их часто видишь!

— Где это?

— Наверху. Не знала? Там сразу восемь одинаковых сестер.

— Восемь? Ого! А откуда такие берутся?

— Оттуда же откуда взялась ты! — хохотнул парень, — Просто их обучают отдельно — в закрытых этажах башни, куда даже меня не пускают. Из таких сестер делают артефакты или части артефактов, или, как в этом случае, держатели, — книжник повел рукой, указывая на семь заполненных и одну пустую ячейку в его хранилище.

— А почему нельзя держать эти ключи там? — девушка махнула рукой в сторону крыши.

— Видела, что происходит с девой, когда в ней остается ключ?

— Она вся дрожит и извивается.

— Да, и если оставить ее так на день, может погибнуть. Приходится хранить здесь.

— А с этими...

— Они так созданы, что ключ им не вредит, скорее наоборот — им приятно.

— Тут тоже восемь сестер?

— Нет, на держатели сойдут и обычные пары.

— А те, наверху, тоже не едят?

— Тоже, — флегматично кивнул Разакс.

— Мы же их кормим! — вмешалась в разговор Эйна.

— Нет... то, что вы в них льете — не еда. В рот вы вливаете им увлажнитель. Он напитывает их ткани водой. Это нужно, чтобы Наблюдателю было приятнее взаимодействовать с артефактом. А сзади заливаете зелье, облегчающее контакт самой жрицы со стержнем.

— А как они существуют, без еды? — возобновила допрос голубоглазка.

— Как удачно ты сказала... именно существуют — не живут. Именно так. Когда они стали артефактом, их тела полностью преобразовались. В живом артефакте все работает иначе. Я этого не объясню — сам не знаю. Большая удача, что родилось сразу восемь девочек. Учитель говорит, до этого, наверху были просто тройняшки. Все время приходилось вращать башню, чтобы посмотреть в нужную сторону, — мужчине явно нравилось читать лекцию.

— А нельзя было отправить туда четыре пары, как здесь?

— Нет. Ключ работает только с одним набором сестер. Если попытаться запустить его в другой девушке, кроме тех восьми, скорее всего, просто не получится, но может и убить.

— А...

— Лейна! — вновь вмешалась сестра, — У нас с тобой скоро урок! Не забыла? А мне еще нужно переодеться и помыться!

— Прости! Ну, мы пойдем, Раз!

— Идите, — немного разочарованно ответил книжник, раздосадованный тем, что ему не удастся скоротать время дежурства в приятной компании двух красавиц — Зайдешь вечером?

— Зайду! — подмигнула ему блондинка и выбежала вслед за сестрой.

— Вечно ты с ним болтаешь! — обвинила девушка, пока они спускались по лестнице еще ниже, — Дай тебе волю, так ты и переселишься к нему!

— Только если ты со мной! — попыталась примириться голубоглазая.

— Я предпочитаю спать по ночам!

Следующие несколько пролетов они прошли, молча минуя снующих туда-сюда девушек и магов. Одни просто куда-то спешили, другие что-то несли, но все были при деле.

Сестры вошли в очередную комнату, где с потолка непрерывно лилась вода. Тонкие струи вырывались из швов и исчезали в них же на полу. Комната была устроена так, что, несмотря на отсутствие скоса пола, из нее в основной коридор не вытекало ни капли.

Девушки стянули платья через головы и бросили их в черный короб у стены. Захлопнув крышку, они вступили под шумные водопады. Теплая вода обняла нагие тела, унося

с собой любую грязь и нечистоты. Здесь не требовалось мыла и мочалки, вода сама очищала кожу, нужно было лишь пробыть здесь достаточно долго.

Вскоре к сестрам присоединилось еще две пары молодых девушек. Они весело болтали, обсуждая прошедший только что урок.

— А что у вас? — спросила пепельноволосая обладательница огромной груди, вода с которой текла водопадом.

— Все как обычно, только Мена сломала стилус, и, учитель говорит, повредила дощечку, — ответила ей почти плоская шатенка.

— О, теперь пойдет в реактор! — звонкий хохот отразился от стен.

— Наверное...

Блондинки закончили мыться и стали под ток горячего воздуха в углу, чтобы просушиться.

— А когда нам в реактор? — спросила Лейна.

— Послезавтра, — угрюмо ответила сестра.

— Что так кисло? Следом же дают день отдыха!

— Который ты проведешь в постели!

— А ты расслабься и будет легче! Тогда и вечер пройдет хорошо!

— Расслабишься там... пойдем уже, а то опоздаем!

Сестры вернулись к выходу. Их платьев уже не было в черном коробе. Зато в белом лежали приятно пахнущие, чистые одежды, нужного размера. Вскоре, они уже присоединились к четырем парам, ждущим на платформе тремя этажами ниже.

В этот же момент туда поднялся хмурый маг, белая мантия которого была сплошь расшита серебром. За ним чинно следовало девять мужчин и одна женщина. Весь десяток был одет в одинаковые белоснежные мантии.

— Вижу, все уже в сборе, — пророкотал маг, чем напугал идущих по лестнице мимо девушек, — Рассредоточиться, чтобы вокруг вас было по два метра свободного пространства во все стороны. Сегодня нас ждет важный урок, а эти девушки, — серебряное шитье сверкнуло, когда учитель повернулся к стоящим в уголке пяти парам сестер, — Любезно предоставят свою помощь. Сударыни! Становитесь напротив них по одной.

Сестры рассредоточились став напротив новоиспеченных книжников. Эйне достался широкоплечий брюнет с густо синими глазами. Ее сестра стала напротив единственной девушки-книжника.

— Сегодня утром, на уроке, вы истратили все запасы энергии. Бывают ситуации, когда их нужно срочно пополнить. Эти девушки отдадут вам часть своих сил. Поблагодарите их как следует!

При этих словах сестры стали на четыре кости и задрали платья, кроме Лейны, она просто легла на спину.

— Приступайте!

— Прямо тут? — подал голос самый молодой книжник.

— Да, тут, при куче зрителей! Если в бою тебе понадобится, думаешь, зрителей не найдется? Еще и комментировать будут! Приступай или снимай мантию! — вдруг рявкнул старший, — Каждый раз одно и то же!

— Учитель! Но ведь так произойдет обмен, а не передача! — блеснул знанием другой молодой маг.

— Верно, вот только вы сейчас на нуле, а они полны энергии. Вам достанется примерно половина.

— Учитель!

— Да, Раминария!

— Я бы предпочла твердый член!

— А я два десятка девственниц! — рыкнул учитель, — Звено состоит из мага и двух бойцов, девяносто девять процентов бойцов — женщины. Они пока отращивать не научились! Пользуйся тем, что есть!

— Садитесь мне на лицо, госпожа! — подала голос Лейна.

Эйна почувствовала мягкое касание к ягодице.

— Куда хочешь? — прошептал ей в ухо, нависший брюнет.

— На Ваш выбор!

Парень тут же плюнул в ладонь и растер влагу по девичьей попке. Грубо схватив девушку за талию, он одним движением преодолел все тугое пространство, звонко шлепнув бедрами о круглую попу. Член был таким длинным, что казался блондинке бесконечным. Она удивилась как не почувствовала его головку где-то в районе горла.

Брюнет сильно сдавил мягкие груди и поднял девицу, прижав ее к своей груди. Закинув ее руки к себе за шею, он, мерно шлепая тазом, мог насладиться видом нежной плоти. Просунув ладонь под платье, он нащупал девичью горошину и начал массировать ее так интенсивно как мог.

Но длинное платье очень мешало и книжник, одним движением разорвал его и отбросил куски в сторону. Дернув за висящую дощечку, чем вызвал болезненный стон девушки, парень возобновил свои ласки. Перед голубым взором предстала приятнейшая картина. Левая грудь девушки, была раздавлена, услаждая собой его ладонь. Правая, вздрагивала и подпрыгивала при каждом толчке сзади, позвякивая цепочкой и раскачивая груз на ней.

Сама блондинка безмолвно прикрыла глаза и откинула голову на мужское плечо, позволяя ему решать, что с ней делать. Она, казалась безучастной, даже не обратила внимания на потерю платья, но уже через пять минут интенсивных ласк, по напрягшемуся плоскому животу было хорошо видно все ее отношение.

Еще через пять минут упругих толчков, девушка тихо попискивала и машинально поглаживала доступные ей черные пряди. Удовольствие явно растопило сердце снежной королевы, как окрестил ее поначалу книжник.

Вся платформа наполнилась шлепками, влажными хлюпами и стонами разной тональности. Все успешно таранили девушек в той позе, которую они изначально заняли. Только у молодого книжника дело не пошло. Ему так мешали зрители на лестнице, что его штык никак не хотел затвердевать. И он нелепо возился, не зная как пристроиться к нетерпеливо ждущей девушке, чем только собирал новых зрителей.

Полногрудая шатенка, чья сестра, громко екая, сейчас натирала соски о шершавый ковер, наконец, сжалилась над парнем. Повалив его на спину, она взяла горячую плоть в рот, и работала языком, пока не добилась нужного состояния. После чего оседлала парня и задорно заскакала на нем, стукая писчей дощечкой в затянутую белым грудь. Ему так понравились колыхания большой груди, что скоро он и думать забыл о посторонних. Обращать внимание на каких-то зрителей стало не интересно. Он поглаживал, раскачивающиеся холмы и осторожно пощипывал розовые соски.

Живот Эйны напрягся еще больше. Прямо на глазах мышцы провалились внутрь и резко выпрямились. Девушка забилась в судорогах оргазма. Ее громкие стоны далеко разнеслись по башне. В приступе блаженства она и не заметила, как ее кишка наполнилась густым семенем. Брюнет сжал в объятиях дрожащее тело, баюкая девицу.

Вокруг начали вставать и оправлять одежду, книжники и девушки.

— Ты все, Ксавий? — стал над брюнетом маг.

— У девочки затяжной, учитель! — ответил книжник.

— Вот как!? Брось ее на пол! Пусть радуется. Сестра позаботится о ней. Нам нужно идти. Вас ждет следующий урок.

Парень осторожно уложил партнершу на пол и покинул ее попку. Кончающая самка чувствовала это, словно ее тело покидал родной и очень важный орган. Она осознала себя пустой и одинокой.

Все кроме блондинок покинули платформу, оставив одну крупно вздрагивать на полу, а другую лежать на спине глядя в потолок.

Эйна почувствовала ласковые касания к голове. Сестра подползла ближе и гладила ее волосы. На секунду открыв глаза, девушка разглядела масляно блестящие щеки сестры. Даже волосы ее казались мокрыми насквозь. А еще она поняла, почему сестра не встает. Девушка яростно мастурбировала.

— Везет тебе сестрица, а эта кляча... хоть бы что мне сделала! Зато льется с нее как из пробитой бочки! Думала — захлебнусь!

Тут она сложилась пополам, достигнув, наконец, желаемого состояния. Теперь они кончали вместе, больно сжимая друг друга руками и ногами.

Проходящий мимо книжник, не удержался и подошел. Решившись, он задрал мантию и вошел в часто пульсирующую плоть Лейны. Взяв хороший темп, парень пыхтел как закипающий чайник. Резко дернув за золотые волосы, маг слился с сестрой в поцелуе и больно сжал ее нежную грудь. Почти сразу, вздрогнув всем телом, мужчина кончил, повалившись на двух девиц разом. Сделав еще пару толчков, поднялся, вытер член подолом блондинки, оправил мантию и ушел по своим делам.

— Вот и тебя поблагодарили сестрица...

Когда девушки пришли в себя и поднялись, сперма, текущая по их ножкам и ягодицам, уже успела подсохнуть и вызывала зуд.

Подобрав обрывки платья, сестры вновь посетили купальни. При этом в черный короб было брошено лишь два неровных лоскута и одно целое одеяние, а из белого, при выходе, извлекли два совершенно целых платья.

Проходя мимо соседней купальни блондинки, обратили внимание, что там не шумит вода. Любопытная Лейна тут же бросилась внутрь. Башню сотряс душераздирающий вопль.

Через час обе сидели на скамье у стены в кабинете Апостола.

Появление хозяина кабинета было стремительным. Громко хлопнула дверь, рыжие сестры, до этого, сидящие вдвоем в одном кресле о чем-то шепчась и хихикая, подскочили и стали ровно. порно рассказы Седеющий брюнет остановился напротив притихших блондинок.

— Почему не сдали дощечки? — спросил он, приподнимая инструмент на золотой цепи.

— Хотели сдать после урока, повелитель, — ответила за трущую красные глаза сестру Эйна.

— Не забудьте! Хотя, оставьте здесь — я отнесу! — он пододвинул к ним кресло и сел напротив, — Как вы там оказались?

— П-помылись после занятия и шли м-мимо, — немного заикалась Лейна, — А т-там, т-такое...

— Это ты кричала?

— Д-да...

— Знали ее?

— Виделись часто, но она на пару лет старше, так, что даже имени не знаем, — взяла Эйна разговор в свои руки, видя, что сестре тяжело произносить слова. Они частенько видели мертвые тела и даже ассистировали магам при расчленении в лаборатории, но она могла понять истерику сестры — нечасто увидишь так обильно залитую кровью комнату с мелкими частями тела.

— Больше ничего не слышали?

— Нет. Лейна туда, как раз, поэтому зашла — шума воды не было.

— Ты была внутри?

— Заглянула... — девушка отвела взгляд.

— Понятно... ладно, идите к себе, до конца дня вы на отдыхе. Никому ничего не говорить!

— Не скажем, повелитель!

— Смотрите! Знаю я ваш курятник! Хорошо если к вечеру все знать не будут! Идите, — когда девушки были уже в дверях, добавил гораздо мягче, — В одиночку пока не ходите.

Спустившись на много этажей вниз, девушки вошли в свою небольшую комнатку. Все их убранство составляла двуспальная кровать, маленький столик, подвесной рукомойник, пуф и два коробка — белый и черный.

На столе предусмотрительно ждал обед, избавляющий сестер от необходимости идти в общий зал. Лейна даже повеселела — вместо привычного овощного супа, на столе их ждали фрукты и, величайшая ценность, шоколад в вазочке. Такой пир бывал лишь раз в месяц и то куда более скромный. В кувшине ждала новое счастье, вместо простой воды глаз радовал рубиновый блеск вина.

Замучив один банан на двоих, выпив все вино и заев его шоколадом, сестры завалились спать в обнимку. Расшатанные нервы требовали отдыха.

Через несколько часов Эйна проснулась от того, что ее сестра, выпуталась из ее захвата и сев на пуф, заглянула в кувшин.

— Вода... — печально констатировала она.

— А ты думала, нас теперь все время вином поить будут? — сонный голос показался хриплым и каким-то старушечьим.

— Хоть фрукты на месте, — повеселела голубоглазка, бросая в рот спелую сливу.

Тут она подхватилась, умыла лицо, оправила платье и взялась за дверную ручку.

— Куда это ты?

— Ну, я же обещала Разу, что зайду!

— Апостол сказал никуда не ходить!

— Он сказал не ходить одной! Так что пошли со мной, сестрица! Ну, пожалуйста! — начала канючить девушка.

— Ладно, только умоюсь...

Через несколько минут ушедших на умывание и легкий перекус парочка была готова. Взявшись за руки, сестры осторожно выглянули за дверь и, никого не увидев, торопливо засеменили по ступеням вниз. Пройдя три этажа, они прошли по галерее и остановились напротив одной из множества дверей. Не прошло и трех секунд после тихого стука, как дверь распахнулась, и светловолосый парень втащил их внутрь.

— Фух... — книжник, на радостях обнял сестер.

— Ты чего, Разакс? — удивилась Эйна столь теплому приему.

— Я боялся... та девушка тоже блондинка...

— Да? Я в том ужасе и не разглядела.

— Немудрено... стоп! Вы знаете? Откуда? — книжник даже разомкнул руки и отступил на шаг. Вернее попытался отступить и ухнул на кровать — его келья была еще уже, чем у девушек. Лейна тут же присела парню на колени, обдавая его остатками винных паров.

— Да ты пьяная что ли?

— Пьяные мы были днем! — назидательно сообщила Эйна, садясь на деревянный стул в углу, — А теперь мы проспались и черти принесли нас к тебе!

— Но откуда? — вечер явно был полон открытий для книжника, чуть не впервые, именно он засыпал девушек вопросами, а не наоборот.

— Оттуда же. Мы нашли ту девочку. Апостол видимо решил, что с вином мы не пойдем искать себе приключений. Ошибся.

— Скорее не рассчитал количество, — всхлипнула, хохочущая сквозь слезы Лейна, — Надо было вечером еще кувшин прислать!

— Понял Раз? Променяет тебя на вино! — припечатала черноглазая, устало наваливаясь на столик.

— И шоколад!

— Вечно вы надо мной издеваетесь! Что я тебе сделал Эйна? Я же никогда тебя не заставлял! Даже больше, ты пару раз отсиживалась тут, когда товарищи приказывали тебе явиться ночью! И я тебя пальцем не трогал!

— Знаю я твой палец! И даже где он был в этот момент!

— Где?

— В сестрице!

— Ты ко мне несправедлива! Могла бы хоть спасибо сказать!

— Ах вот как заговорил! — Девушка подскочила и толкнула парочку, от чего они завалились на кровать, — Убери ка ноги сестрица!

Лейна послушно подобралась, еще сильнее придавив книжника к койке. Блеснув черными глазами, девушка задрала белую мантию и, упав на колени, заглотила полуэрегированный член, чмокнув губами в волосатый лобок.

— Что ты дела... — узкая ладонь прикрыла рот парня.

— Помолчи Раз! Не мешай ей! — голубоглазка подскочила с его груди, нависла над головой парня и уложила его голову себе на колени, позволяя видеть, что происходит в его паху.

Встретившись глазами с книжником, Эйна почувствовала как пенис, словно пружина распрямился, нырнув в глотку. Отчаянно закашлявшись, девушка постаралась не выпустить толстого друга изо рта, и это ей удалось, но по щекам предательски потекли слезы.

Сглотнув кашель вместе с новой порцией мяса, блондинка, не прерывая глазной контакт, задвигала головой. Толстый пенис был не очень длинным, так что, когда она глотала его не до конца, вполне могла дышать носом. Но толстая горячая плоть заполняла маленький ротик девушки, заставляя ее широко открывать челюсть.

Это напомнило о себе уже через пару минут, отразившись тупой болью в мышцах, но девушка не сдавалась. Увеличив темп, Эйна ласково схватила волосатый мешочек ладошкой и начала с ним играть, слегка сдавливая пальчиками.

По дрожи в мужских ногах, черноглазка предвидела скорую развязку. Плотно охватив губами основание головки, она активно заработала язычком. Круговые движения быстро сделали свое дело, и маленький ротик до отказа забило густой жижей, растянув розовые щечки.

Эйна забралась на кровать, помогла сестре стянуть мантию с обалдевшего мага, продемонстрировала ему полный рот своей добычи и, маленькими порциями, проглотила все до капли. Показав парню пустой ротик, она чмокнула его в щеку и завалилась рядом на кровать.

— Теперь доволен балбес? — игриво сказала блондинка, берясь рукой за влажный после ее губ пенис, — Он весь твой сестрица! Уже твердый!

— Еще бы! После такого-то представления! Тут даже у меня встал! — ворковала голубоглазка, насаживаясь на парня и сбрасывая платье в угол.

— Слушай, Лейна... всегда хотел спросить, — тяжело дыша, обратился парень к плавно покачивающей бедрами девушке.

— Да, хороший мой? — она положила его ладони себе на груди.

— Ты не ревнуешь к сестре?

— Нет, милый, — сестры захихикали, — У нас с ней все всегда было общим! Так что, если она хочет попробовать тебя на вкус, я не возражаю!

— Так что произошло? — грозно сверкнули черные глаза отдыхающей сестры.

— Г-где? — растерялся маг перед внезапным напором.

— В душевой!

— Эйна! — возмутилась ерзающая на члене девица, — Тебе правда надо это знать прямо сейчас?

— Правда! У него же только один член! Значит, пусть развлекает меня как может! А ты не отвлекайся! — она шлепнула сестру по розовой попке.

— Так что произошло Разакс?

— Говорить не велено...

— Ну, милый! — приторно сладко протянула соблазнительница, хватая парня за голову и начиная тереться о его щеку мягкими грудями, — Мы и так все видели! Расскажи нам! — Эйна и сама удивилась собственному приступу любопытства — обычно этим страдала только сестра.

— У-убили девочку... девушку...

— А кто?

— В том то и дело — н-никто не знает... никаких следов не осталось... — книжник был уже готов на все, лишь бы сестры не останавливались.

— Совсем никаких?

— Все девять Апостолов смотрели!

— Может они просто тебе не сказали?

— В-видела бы т-ты их лица! — Разаксу все тяжелее давались слова сквозь натужное дыхание. Сердце бухало в груди кузнечным молотом, тоже вставая поперек горла.

— А ты их, откуда видел?

— Ш-шел на обед! Увидел... и меня з-заставили у-убирать!

— А что теперь будет с ее сестрой? — откликнулась Лейна, показывая как именно надо мять ее соски и чаще двигая тазом.

— Н-наверное, пойдет в-в прислугу... или вроде того...

— В реактор?

— Д-да, там она теперь з-зачастит! — блондин задрожал всем телом и стало видно как из влажной дырки, по толстому стволу стекает белое семя.

Теперь сестры лежали напротив, сжимая светловолосую голову между одинаковых грудей.

— Ох, девочки... — забормотал парень из-под обилия нежной плоти, — Зайдете завтра?

— А ты больше нас не будешь? — хором воскликнули сестры.

— А... А можно?

— Сегодня можно, — заворковала Эйна, которой на самом деле было просто страшно идти назад в свою комнату по пустой лестнице, — Мы у тебя сегодня переночуем!

— Сегодня у тебя будет самая мягкая постель в твоей жизни, Раз!

— Смотри, сестрица, у него опять торчком!

— Покажешь ему паучиху? — захлопала в ладоши Лейна, — Ну покажи!

— Ты так просишь, словно это твой пенис, сестренка! — но спорить не стала, — Ладно, я вроде должна этому балбесу!

— Эйна!

— Заткнись, Раз и готовь свой стручок!

Девушка встала и скинула с себя платье.

— Секунду!

Лейна набросилась на привставший пенис, приводя его в боевую готовность и собирая мягкими губками все доступное семя.

Когда голова сестры перестала мешаться, Эйна села на живот парня, откинулась назад, упираясь ладонями в костлявые колени, расставила шире ноги и, став на носочки, медленно насадилась попкой на стоящий колом член.

— Нравится? — посмотрела девушка меж своих грудей на парня.

Но тот, похоже, потерял дар речи. Он открывал и закрывал рот, провожая взглядом медленно снующую вверх-вниз девушку.

— Конечно, нравится! Посмотри на него — сейчас глаза выпадут! — веселилась голубоглазка.

— М-можно потрогать? — прорезалась запинающаяся речь блаженствующего книжника.

— Ты точно балбес Разакс! — притворно возмутилась Эйна, сильнее сдавливая пенис мышцами, — Я своей сладкой попкой насаживаюсь на твой обрубок, вся перед тобой раскрылась, ножки держу на носочках, чтоб красиво было, а ты еще спрашиваешь можно ли тебе что-то!

Парень, вначале робко, а потом все более дерзко начал поглаживать стройные ножки девушки. В конец осмелев, он положил ладони на ее половые губки. Лейна тут же показала ему, где и как надо массировать, чтобы сделать ее сестре приятно.

Сама голубоглазка стала на колени рядом с раскорячившейся сестрой, ухватив розовый сосок правой рукой, она начала покручивать его как ключ в замочной скважине. Левая рука подхватила сестринский затылок. Алые губки слились совсем не в сестринском поцелуе. Длинные язычки сплетались и боролись, принося друг другу немало удовольствия.

Уже через минуту Эйна осела вниз, рывком выпрямила ноги, сбросив подушку с края кровати, и застонала прямо в рот Лейне.

Быстро спихнув кончающую сестру со стоящего штыка, голубоглазка сама заняла ее место и быстро-быстро заскакала на члене, несмотря на большую толщину ствола. Сильно растянутые твердой плотью губки девушки, лишь приносили дополнительное удовольствие.

Кончили они одновременно. Уже третий раз за сегодня, семя переполняло лоно Лейны. А так как сестра все еще билась в конвульсиях, дрожали все трое.

— Ох, девочки... — подал голос парень, когда все трое продышались.

— Хвали нас хвали, — заворковал хор в оба уха.

— Вы такие... слов нет...

— Раз нет слов, гаси свет и давай спать, — очнулся прагматизм Эйны, — Нам завтра ни свет, ни заря тащиться наверх с этим чертовым ключом внутри!

— Кстати, Разик... А почему их так низко держат? Почему все не хранить прямо под крышей? Знаешь, как тяжело тащить эту штуку в себе?

— Нельзя. Совет решил, что ключи слишком ценны, чтобы держать их у одного из входов. Их изготовление крайне дорогой и трудоемкий процесс длинной в несколько лет. Девушки наверху хорошо защищены заклятьями, а вот ключи могут украсть. Защищать их так же сильно нецелесообразно, ведь чтобы взаимодействовать, придется каждый раз снимать защиту, а по возвращении восстанавливать ее. А тебе правда тяжело его нести? — погладил он нежную кожу девушки, но та уже тихо посапывала убаюканная его словами и темнотой.

Убедившись, что вторая сестра тоже спит, парень лег так чтоб его щек касались нежные груди, глубоко вздохнул и закрыл глаза, предвкушая лучшую ночь в своей жизни.



Архив историй и порно рассказов
Секс по телефону
Секс по телефону!