Секс
Порно Клик
Порно фото тут https://pornofoto.wiki/categories/
Проститутки дева23 в Краснодар
Секс по телефону
Порно рассказы
Порно рассказы » Служебный роман » Это Любовь... Сука "Любовь".

Это Любовь... Сука "Любовь".

Служебный роман / Случай

-Эй, очнись, спящая красавица! Приехали — выдернул меня из дремоты Толя. Мы возвращались с рабочей поездки.

— Мы уже приехали? Я задремала.

— Я вижу. Устала?

— Есть немного. Слушай, ты не мог бы закинуть бумаги в офис, всё равно погонишь машину.

— Да, конечно. А ты отдыхай и набирайся сил. У меня на тебя планы в пятницу на вечер.

— Хорошо.

Толя прижался ко мне и поцеловал. Я улыбнулась ему и вышла из машины. Сон мгновенно накрыл меня до самого утра, так я вымоталась с поездки на собрание.

Пятница настала, и Толя приехал ко мне, в мою двухкомнатную скромную квартиру, доставшуюся от дяди.

— Готова, малышка, провести со мной этот вечер?

— Готова. Но как тебе удалось отлучиться из дома на целый вечер?

— Жена уехала к матери на дачу. А у нас, мужчин, к тёщам любовь только на расстоянии. Тем более, что это такой прекрасный повод приехать к тебе.

— Вот как. Да ты везунчик.

— Да, и я в твоём расположении до самого утра.

— Ты серьёзно? Что мне делать с тобой до утра?

— Что захочешь. И хватит болтать, давай действовать.

Такие интрижки длились в моей жизни уже на протяжении пяти месяцев. Меня всё устраивало, его тоже. Никому из нас не нужно ничего большего… Всё просто. Мимолётный секс по дружбе, к тому же мы коллеги. Мы оба работали на фирму в бригаде ревизоров. Частые поездки по многочисленным магазинам нашей области, многочисленные часы вдвоём столкнули нас к близости. Мне неинтересно, отчего же он изменяет своей жене, это его проблема.

Такой мужчина, как он, который не требует отчётности и верности, нужен мне, ведь я давно опустила руки на такое понятие, как «Любовь». Её я хлебнула сполна… Спасибо, накушалась. Смело могу считать себя заядлой холостячкой и эгоисткой. Живу для себя и никого к себе не подпускаю. Ну, если только, физически. С мужчинами меня объединяет только секс, не больше.

И вот я уже долгое время, а для меня это действительно долгое время для постоянства в сексе, сплю только с одним партнёром, с Толей. Он очень трепетно относится ко мне и ценит меня в качестве любовницы, а я просто позволяю ему брать меня, ведь сама не испытываю к нему чувств. Но ведь должны же быть хоть какие-то чувства к партнёру, хоть и половому? Но нет, ничего. Так оградилась от эмоций, что ничего не чувствую… Стараюсь ничего не чувствовать. Всему виной мои прошлые отношения, которые заставили закрыть все окна и двери в моём сердце. Что это я… Не хочу даже об этом вспоминать.

На рабочем совещании наш директор сообщил нам о приходе в наш подраздел нового куратора. Толик заехал за мной утром и мы прибыли в офис на собрание для разнорядки. Мне сообщили о том, что я в составе своей бригады должна выехать на ревизию в один из наших магазинов.

— Тебе дали направление?

— Нет. Сказали, что нужно взять его с подписью у нашего нового куратора.

— Ты где была, кстати, когда нам его представляли сегодня?

— Не знаю, наверное заполняла документацию в бухгалтерии. А он уже здесь?

— Да. Иди за подписью.

— Почему я? Я пропустила с ним знакомство.

— И что? Объясни, что отходила по делам.

— Как его хоть звать?

— Титов Андрей Андреевич.

— Я пошла.

С нужными бумагами я подошла к двери его кабинета, на которой ещё не было таблички с его именем, и постучала. Из кабинета послышалось разрешение войти. Я открыла дверь и стала входить. Узел банта на моей блузке зацепился за дверную ручку, лента потянулась и совсем развязалась под моим напором от шага вперёд. Я не заметила, как моя блузка внезапно распахнулась и порвалась. Я побросала на пол все бумаги и захлопнула своё тело порванной тканью. Мужчина сидел в оцепенении от зрелища в своём кресле, потом встал и подошёл ко мне.

— Господи, Вы целы?

— Да, кажется. Простите — мой взгляд приковался к совершенно невообразимой мужской красоты внешности. Мужчина, не отрываясь, смотрел на меня, ему по виду около 30 ти лет или 32 х.

— Так Вы целы? Не поранились?

— Ох, простите, я неуклюжая. Всё в порядке.

— Точно осмотрите себя, может оцарапались.

— Всё в порядке. Простите, мне нужно идти.

— Так что Вы хотели? Цель Вашего визита какова?

— Мне нужно, чтобы Вы подписали направление на ревизию.

— Вы работаете у нас в ревизионной группе? Почему-то я не наблюдал Вас утром при знакомстве — сощурил строго свой взгляд мой непосредственный начальник, а я виновато опустила взгляд в пол.

— Что же Вы молчите, уважаемая? Я же не вызову Ваших родителей из-за плохой успеваемости.

— Да, я не присутствовала, отлучалась с документами в бухгалтерию.

— Ну, ничего страшного. Теперь будем знакомы. Меня зовут Андрей.

— Простите. Андрей…

— Просто Андрей. Неофициально, конечно.

— К чему нам неофициальность?

— Зададим вопрос по другому… К чему официальность?

— Хм… Простите, но мне пора ехать работать — взволнованно отвечала я, поправляя на себе свою порванную блузку.

— Вам есть во что переодеться? Ваша блузка непригодна для ношения.

— Не беспокойтесь, я что-нибудь придумаю.

— Точно всё хорошо? Я включу в вашу премию стоимость блузки.

— О, нет, что Вы!

— В конце концов ручка на моей двери напала на Вас, но она не в состоянии ответить за себя.

— Скорее, я сама напоролась на неё. Всё в порядке, спасибо за беспокойство — мне хотелось провалиться сквозь землю, лишь бы избежать этой неловкой ситуации. Документы были переданы мне в руки, и я поспешила вернуться в машину к Толе.

— Что с тобой произошло?

— Со мной? А, ничего.

— Что с твоей блузкой?

— Ах, это я нечаянно порвала об дверную ручку.

— Как так получилось?

— Как-то получилось. Хватит вопросов, поехали. Только быстро заскочим по пути ко мне домой, я переоденусь.

И в ближайшую премию я ощутила некую прибавку. Неужели, он не шутил о компенсации за блузку? Я, конечно, ничего не имею против денег, лишними они никогда не бывают, но это же смешно… Подумаешь, велика потеря куска тряпки. После работы я вышла из здания офиса и на секунду задумалась, вдыхая свежий майский воздух.

— Здравствуй, Ольга.

Я увидела рядом с собой его, Андрея, так он просил его называть, якобы, неофициально.

— Добрый вечер, Андрей Андреевич.

— Мы же договорились перейти на неофициальность.

— Не припомню. Вы мне начальник.

— Не такой я и начальник, а только куратор.

— Всё равно.

— Не заставляй меня упрашивать перейти на «ты».

— Конкретно Вы, Андрей Андреевич, с этим уже прекрасно справились.

— Тебе в какую сторону? — проигнорировал он мой сарказм.

— Не туда куда Вам.

— Откуда ты знаешь куда мне?

— Предполагаю. Простите, мне пора.

— Прогуляемся вместе? Я провожу тебя.

— Вы пешком?

— Вообще-то нет, но мне бы не помешала прогулка. Но могу и подвезти.

— Коллеги не правильно поймут.

— А мне всё равно. Мне стыдиться нечего. Пусть им будет завидно.

— Завидно?

— Да. Пусть завидуют, что такая умопомрачительная девушка идёт с таким, как я.

— С таким, как ты? Ой, простите.

— Вот, видишь, у тебя прекрасно получилось ко мне на «ты» — сказал он это и на его лице появилась такая прекрасная улыбка, что я едва не кинулась в омут с головой в эту же секунду. «Одумайся, деточка, вспомни кто ты, и что тебе нужно» — одёргивала я саму себя.

— Мне пора. До свидания.

— Вы только посмотрите… Ты всегда такая неприступная?

— Не всегда.

— Тогда пойдём, я провожу тебя.

Почти всю дорогу я шла молча, а Андрей всё говорил и говорил о себе, о работе, о погоде, о красивых местах нашего города.

— Вот мы и прибыли.

— Не угостишь меня чаем?

— Эээм… Хорошо.

В моей кухне мы продолжили беседу, но это был скорее монолог, чем диалог, ведь я только молча слушала его и кивала головой.

— Что-то я засиделся, пора идти. До завтра.

— До встречи.

Толя вчера потерял меня из вида и был обеспокоен этим, выспрашивая подробности. Я отмазалась тем, что мучилась головной болью и ушла домой в спешке. Работы в этот день на выезд не было, и нас поглотила бумажная волокита.

— Не могла бы ты зайти в мой кабинет с документами от вчерашней ревизии? — обратился ко мне мимо проходящий Андрей. Я сложила все бумаги в папку и направилась в его кабинет, постучала. После разрешения войти, открыла дверь, стала делать шаг, запнулась каблуком о порог дверного проёма и ввалилась в его кабинет, упав на пол коленями и ладонями.

— Ты в порядке? Что же такое? Как ты? — подошёл ко мне Андрей и протянул руку помощи. Я взяла его руку и встала с пола, встретившись с ним взглядом и замерев на несколько секунд.

— Ты в порядке?

— Да.

— Что же ты всё время колечишься у меня в кабинете?

— Я не знаю. Так получается.

— Ты действительно неуклюжая.

— Я же говорила.

— Я не серьёзно. Тебе больно?

— Колени жжёт только и всё — сказала я это с неким страдальческим видом. У меня душа ушла в пятки и кровь прилила в голову после того, как тело Андрея переместилось вниз, он сел на коленки и стал осматривать мои колени. Колени были ободраны после падения на шершавый ковролиновый настил пола в его кабинете. Андрей усадил меня на край своего стола и отошёл к шкафу, достал перекись и вату. Он сел на корточки и стал аккуратно обрабатывать мои колени, отчего мне слегка защипало, и я зашипела.

— Тише, потерпи немного. Надо обработать, мало ли какая инфекция может попасть.

— Знаешь, так необычно.

— Что именно?

— Я сижу на столе своего начальника.

— В который раз говорю, что наш начальник выше нас всех. Я всего лишь куратор.

— Да, но я выполняю непосредственно твои поручения.

— Только, потому что мне их дают свыше, а я их говорю всем вам.

— Ладно, проехали. Но всё равно это необычно.

— Рад, что тебе нравится. Всё, готово. Твои колени спасены от заражения, но нужно время для полного заживления.

— Большое спасибо.

— Не за что.

— Вот, кстати, отчёты — стала я собирать бумаги по полу. Он поблагодарил меня, и я удалилась. Толик подвозил сегодня меня до дома и долго целовал в машине перед моим уходом.

— Что, кстати, с твоими коленями?

— Упала сегодня на ковролине — говорила это я и засияла в улыбке.

— Как так умудрилась?

— Так получилось. Сама не знаю.

— Бедная ты моя — впился губами он в мою шею и заполз рукой под джемпер, тиская мою грудь поверх лифчика — Как я по тебе скучаю, а времени совсем нет в последние дни. Но мы может заняться этим прямо сейчас. Идём к тебе? — и это был не вопрос, а настойчивое предложение. Мы прошли в мою квартиру, и Толя быстро разделся и залез на меня, тиская руками моё тело. В данный момент мыслями я была не с ним, я отпустила ситуацию на самотёк, но не позволила ей зайти дальше. Я попросила Толика остановить процесс и накинула на себя халат.

— Что такое?

— Извини, я сегодня не в настроении. Давай в другой раз.

— В другой раз… — повторил фразу тот и насупился, словно малыш, которому не дали конфетку.

— Я устала и очень хочу отдохнуть.

— Я тебя понял. Тогда отдыхай, а я пойду. Увидимся завтра.

Всех ревизоров по разнорядке отправили по магазинам проверять состояние и сроки годности товара. С Толиком мы ехали молча в одной машине с ещё парой коллег. Рабочий процесс затянулся надолго, и мы усталые вернулись в офис. После подвоза меня к дому Толя поцеловал меня.

— Я не стану сегодня напрашивается к тебе, понимаю, что ты устала.

— Спасибо! Пока, Толь. До встречи.

Семь часов вечера. Я приняла душ и плюхнулась на диван перед телевизором. Кто-то стал настойчиво звонить на мобильный.

— Алло, привет! Это Андрей. Не занята?

— Нет, я смотрю телевизор.

— Ты не против скоротать этот вечер со мной? Это же так скучно смотреть телевизор в одиночестве.

— Мне совсем не скучно.

— А вот я в этом же процессе уже умираю со скуки. Составишь мне компанию? Ты же не хочешь, чтобы я умер?

— Очень смешно.

— Мне нет. Я приеду за тобой? Я приготовлю для тебя вкусный чай.

— Сомневаюсь, что это хорошая идея.

— Почему? В прошлый раз ты угощала меня, теперь пришло время отдать долг. Я уже выезжаю.

— Хорошо.

Андрей привёз меня в свою уютную благоустроенную двухкомнатную квартиру и пригласил в комнату на большой мягкий диван.

— Присаживайся, я приготовлю нам чай — гостеприимно сказал он и через десять минут принёс на журнальный столик разнос с двумя кружками ароматного малинового чая и два блюдца с кусками пирога.

— Вот так скромно.

— Всё очень вкусно и ароматно.

После трапезы Андрей отнёс всё на кухню и вернулся ко мне. Он смотрел на меня в упор своими до безумства красивыми глазами и пленил. Мой разум постепенно отключался, а здравый смысл терял место быть.
Только не это, я не хочу, не хочу окунаться в любого рода чувства. Пока бес и ангел боролись на моём плече, рука Андрея уже гладила мою руку, а его лицо становилось всё ближе и ближе. Я закрыла глаза и продолжила внушать себе ход дальнейших здравых действий. «Так, соберись, дурочка. Пр

осто дай ему отпор и всё. Ты разве не хочешь свободы и независимости? Как же боль, что причинит тебе он после всего, что между вами может произойти?» — говорил мне бес. «Постой! Но ты посмотри на него… Он отличный мужик… Внимательный, чуткий и безумно хорош собой. Такого можно продинамить?» — переубеждал ангел. «Ты будешь полной дурой, если спляшешь на тех же граблях» — неунимался бес. «Рано или поздно нужно поймать своё счастье» — убеждал ангел.

«Если это будет мимолётное счастье, то всё же счастье. И я не должна отказать себе в удовольствии тогда, когда мужчина моей мечты сам хочет этого» — шла на компромисс я. Пока мои мысли путались, как клубок ниток, его губы внезапно обожгли мои. От неожиданности я едва не задохнулась и в последний момент попыталась взять себя в руки. Безуспешно… Мой разум окончательно впал в спячку тогда, когда тело трепетало и горело от желания. Своими губами и руками Андрей подвергал моё тело сладким испытаниям, отчего сам тихо стонал, изнемогая от желания. Не успели опомниться, как лежали голыми в его постели и прижимались друг к другу так тесно и так жадно.

— Ты самая необычайная. Ты просто неимоверная.

— В твоих руках и не такой станешь.

— Я серьёзно. Мне повезло, что я встретил тебя.

— Прекращай трепаться. Ты всё время говоришь и говоришь. Ты болтливая кукла?

— Очень смешно. Но я сейчас не хочу разговаривать, я хочу только быть с тобой.

Андрей залез на меня сверху, после чего мои ноги самопроизвольно разошлись по разным сторонам, открывая ему дорогу в меня, и он беспрепятственно проник внутрь моего лона своим твёрдым и довольно отменного размера по ощущениям органом. Наши взгляды не отвлекались друг от друга, а изо рта обоих вырывались только сладкие всхлипы и стоны. Подчеркнули оконцовку бурного процесса более громкие стоны и переплетение пальцев на руках друг друга.

— Ты потрясающая.

— А ты невероятный.

— Я бы хотел, чтобы ты была моей.

— Хотел бы? Есть «но»?

— Я здесь только по переводу по работе. Через месяц уезжаю обратно.

— Серьёзно? Обратно в Москву, будь она проклята? Я думала ты насовсем в Калининграде.

— Я же говорил тебе, что я временный куратор в вашем филиале.

— Прости, я упустила этот момент.

— Я не думаю, что ты будешь ждать меня.

— Я бы ждала, если есть смысл.

— Не шути со мной. Я очень серьёзно. Я очень хочу быть с тобой. Я планирую переводиться в этот филиал в Калининград. Мне только нужно время, чтобы уладить рабочие вопросы там, в Москве. Но, если ты бы захотела, то я бы забрал тебя в Москву, мы жили бы там.

— Ни за что! Для меня это было бы больно. С каких пор ты это планируешь?

— Больно? Почему? С тех самых пор планирую, как только увидел тебя. Я решил, что ты должна быть моей.

— Правда? Вот так и решил всё, спонтанно?

— Я не вру и не шучу никогда серьёзными вещами. И мне очень нравится ваш город. С удовольствием бы жил тут с тобой.

— Я буду твоей.

— Только моей. Если ты, конечно, свободна. У тебя есть кто-то?

— У меня? Нет, нет никого. Я совершенно свободна.

— Я рад. Теперь ты только моя.

— Так почему ты против Москвы?

— Я не хочу говорить об этом. Прости.

Толик выловил меня при уходе на обед в холле офиса и засиял улыбкой при виде меня.

— Как я соскучился, ты себе не представляешь. И ты не отвертишься на этот раз. Ты очень голодна? Давай-ка отъедем куда-нибудь по нашим делам? М?

— Знаешь, я лучше скажу, как есть. Я не отъеду с тобой по «делам» ни сейчас, ни сегодня, ни вообще никогда.

— Ты спятила? Что с тобой произошло в последнее время? Тебя подменили. Где моя сладкая безотказная девочка, готовая в любое время быть со мной?

— Этой девочки больше нет. Извини.

— Всё дело в ком-то?

— Да.

— У тебя есть кто-то? Но как так?

Чёртов собственник. Сам, значит, изменяет своей жене, а любовнице пойти на измену ему нельзя.

— Да, я встретила кое кого. И мы больше не будем вместе.

Толя был разъярён и обижен, но я сделала свой выбор. И этот выбор окончательный. Я решила, чем чёрт не шутит. Главное, чтобы это была не та моя прежняя «Любовь», а настоящая и искренняя.

Оставалось всего пару дней до отъезда Андрея в Москву, будь она не ладно… Ох, эта столица… Забирает у меня, хоть и на время, только что приобретённую мечту. Что, если он забудет обо мне? Что, если страсть растает, и он поймёт, что я не так уж ему и нужна? Этого я точно не переживу. Мои неблагоприятные мысли отошли на задний план по его приезду ко мне. Мы выпили вина и много говорили о будущем. Он остался у меня с ночёвкой, а на утро, в выходной день, могли позволить себе подольше поваляться в постели, наслаждаясь ласками друг друга. Из дома мы не выходили, вместе готовили обед и вместе его поглощали. На ужин подали себе друг друга и насладились близость в полной мере, чтобы надолго хватило впечатлений и воспоминаний, ведь следующий день разлучит нас.

— Как я не хочу уезжать.

— Как я не хочу, чтобы ты уезжал.

— Но всё наладится, ты только подожди.

Утром на работе меня снова послали в несколько магазинов для сбора отчётности за прошедший месяц с Толиком. Тот всё продолжал дуться на меня и молчать. Мне это было безразлично, даже наоборот. Меня не трогало и не огорчало то, что мы с ним больше не встречаемся. Когда все документы собрали по точкам, то вернулись обратно к офису. На парковке он всё-таки решил заговорить со мной о наболевшем.

— Ты серьёзно?

— Что? Что серьёзно?

— Ты и правда решила порвать со мной?

— А ты думал, я шучу? Да, я серьёзно!

— Я не верю. Что тебя не устраивало во мне и со мной? Что он может дать то, что я не смог?

— Кто кому что не может дать? — послышался голос Андрея за моей спиной.

— Андрей — в полтона проговорила я — Ты уже здесь?

— Да, я скоро вылетаю. Ты забыла?

— Нет. Просто я…

— Так это он что ли? — неунимался Толя.

— Как видишь… Он — это я — перевёл свой взгляд Андрей на Толю.

— И на него ты меня променяла?

— Я так понимаю, что третий здесь лишний — Андрей стал медленно уходить.

— Да, и этот третий лишний — ты! — кричал ему вдогонку Толик. Я огорчённо посмотрела ему в глаза, покачала головой и бросилась за Андреем.

— Ты можешь мне объяснить?

— Прости за сцену.

— Кто он?

— Это трудно объяснить.

— Ты солгала мне.

— Что?! В чём?

— Я спрашивал, свободна ли ты.

— И я свободна. Сейчас только ты.

— Но он же тебе приходится кем-то.

— Раньше, это было раньше, ещё до того, как мы стали близки.

— Ты должна была мне всё рассказать, а ты солгала. Если бы ты рассказала о нём, то я бы всё понял.

— Я не хотела вообще говорить о нём. Было и было… Я порвала с ним, и сделала выбор в сторону самого лучшего для меня мужчины… Только ты!

— А ты всё правильно продумала. Молодец! А что тебе теряться? Я уеду, а ты не останешься одна. Ты не ждала бы!

— И это всё?

— А ты как думаешь?

— В таком случае, мне жаль, что так вышло. Я вообще не хотела иметь с кем либо ничего серьёзного.

— Почему? Я давно вижу в твоих глазах боль, но не решался спросить.

— Тебе не нужна моя исповедь. Если ты всё решил, то прощай.

Его фигура отдалялась от меня, что я долго наблюдала, затем ушла сама. Столько слёз я давно не проливала на свою подушку. Я действительно вляпалась. Но немного придя в чувство, я поняла, что не так уж всё и плохо. Он всё равно забыл бы меня в своей Москве, и от этого было бы больнее, спустя больше времени, а так ещё легко отделалась. Нужно взять себя в руки и жить дальше.

И больше я его не видела, а Толик не упускал возможности поддеть меня, мол, за двумя зайцами гналась, ни одного не поймала. Я ничего ему не отвечала, а только томно вздыхала и продолжала грустить. Так прошло два месяца, и я стала понемногу приходить в себя. А Толя перестал задевать меня и решил снова попытать счастья.

— Оль, как дела? Как ты вообще? Давно с тобой нормально не общались.

— Не общались и не надо начинать.

— Ты прости меня за мою дерзость. Но и ты пойми меня, ты отказалась от меня, задела моё мужское самолюбие и достоинство.

— Я не злюсь на тебя. Мне нет до тебя интереса.

— Ты уверена? Я бы очень хотел возобновить с тобой отношения. Я скучаю без тебя.

— В том-то и дело, что без меня, а не по мне.

— Ну что ты сразу, ты не так поняла. Я хочу встречаться с тобой, как раньше.

— Слушай, отстань от меня. Иди жену свою люби, а моё сердце больше никому не будет принадлежать так же, как и тело.

— Я понял тебя, но учти, что больше я такого предложения делать не стану. Убивайся дальше по этому Андрею.

Утренняя разнорядка снова направила меня с проверкой по магазинам, но в этот раз я отказалась ехать с Толиком. Я просила временного управляющего нашим филиалом поставить ко мне в попутчики кого-то другого.

— Мне очень нужно.

— Что против Анатолия Вы, Ольга, имеете?

— Ничего личного. Не поймите неправильно.

— Хорошо, не объясняйтесь. Всё равно сегодняшний объезд будет делать наш постоянный куратор, Вы будете с ним.

— Наш куратор? Кого-то нового поставили?

— Не нового, старого.

— Игорь Васильевич вернулся?

— Я вернулся — вышел из кабинета он, Андрей. Я так и обалдела от неожиданности.

— Здравствуйте, Андрей Андреевич.

— Доброе утро, Ольга. Сегодня Вы едете со мной.

— Да, конечно.

Они ехали вдвоём в машине Андрея молча, лишь иногда незаметно поглядывая друг на друга.

— Как видишь, я вернулся.

— Да.

— Ты меня уже и не ждала.

— Я вообще не знала чего мне ждать в целом от жизни.

— Мои дела немного затянулись. Как их решил, так сразу и прибыл сюда.

— На совсем?

— А это, как пойдёт.

— Ясно.

Снова несколько минут молчания.

— Я рад тебя видеть.

— Я тоже — на моём лице засияла улыбка, но Андрей остался серьёзным.

— Так ты ждала? Или всё-таки забыла обо мне.

— Скорее ты забыл обо мне.

— Ты плохо обо мне думаешь. Я никогда не бросаюсь важными для меня людьми, и я был искренен с тобой. Я обещал вернуться — я вернулся, а дальше всё зависит от обстоятельств.

— Я рада, что ты вернулся — сказала я это так ласково и искренне, что губы Андрея дрогнули в улыбке.

— У тебя всё покончено с прошлым?

— До конца.

— Уверена?

— Уверена.

— Ты мне так и не рассказала свою историю.

— Да и ты не особо распространялся о своём прошлом.

— У меня всё примитивно. Был женат пять лет, два года назад развёлся. Детей нет.

— Почему развелись?

— У неё был другой. Понимаешь, почему я не потерплю предательство и обман?

— Извини.

— За что? Ты не повторишь ведь её ошибок. Ты другая. Ты самая достойная!

— Спасибо большое.

— Я понимаю, что тебе тоже не сладко было в прошлом, но это твоя история, твоя боль. Я хочу узнать тебя через это, понять тебя. Кто этот недоумок, что разбил тебе сердце?

— С ним я прожила, так же, пять лет, пять счастливых и в то же время тяжёлых лет. Тяжёлых в том смысле, что мы столкнулись со многими жизненными тягостями, прошли много трудностей, преодолевали сложности. Я так его любила, что доверяла ему во всём, была за ним, как за каменной стеной, смотрела ему в рот и боялась дышать. Он был для меня всем, ведь больше никого у меня нет. Он пришёл вечером домой с работы и сообщил мне о том, что нам нужно расстаться. Просто взять и расстаться. Только вчера он обнимал меня и говорил о любви, а сегодня пришёл и сказал, что он уходит от меня. Уходит, потому что разлюбил.

Естественно я пыталась говорить с ним и удержать, но он ушёл… Просто ушёл, и больше я его не видела. Через две недели я узнала от общего знакомого, что он женится на какой-то москвичке, что она прописала его у себя, и они ждут ребёнка. А я хотела родить ему ребёнка, но он твердил мне о том, что у нас сложное финансовое положение, и ребёнок не кстати, хотя, якобы, хочет сам. Я перенесла аборт, потому что он так сказал, а я ему доверяла и ждала подходящего момента — говорила я Андрею свою жизнь и не замечала, как заливалась слезами.

— Он просто подонок. Мне нечего сказать. Оставить любовь всей своей жизнью ради прописки в Москве.

— Я не осуждаю его теперь, я понимаю его. Что мы видели с ним, кроме коммуналки, когда начали жить вместе? Ничего, только кучу соседей и никаких удобств. Он всегда мечтал жить в достатке, а нашей тогда зарплаты едва хватало на еду и оплату комнаты.

— Как бы ты его не оправдывала, но мне его не понять. Времена изменились, сейчас вы могли бы добиться всего вместе.

— Он просто выбрал путь, где меньше терновника, а я шла своей дорогой.

— И ты всё смогла, ты молодец. Уверен, он жалеет, что не с тобой.

— У него своя семья, мы с тех пор не виделись с ним ни разу.

— Вот и для меня Москва несёт не очень приятные воспоминания. Тут мне нравится, и я хотел бы познавать этот замечательный город вместе с тобой.

— Тогда ты обратился по адресу.

Андрей заключил меня в крепкие объятия в своём кабинете и долго долго не отпускал.

Архив историй и порно рассказов