покупка рекламы Эротические истории
СМОТРЕТЬ ПОРНО
Секс по телефону - заходи
Порно
порно
порно
Скачать порно видео , смотреть секс бесплатно
Порно рассказы » В первый раз » Домашняя лаборатория

Домашняя лаборатория

В первый раз / Инцест / Классика / Фантастика

Утро. Майское солнышко выглянуло из-за угла соседнего дома, предвещая тёплый, радостный денёк. Ручьи талого снега застыли ночным морозным узором, готовые в любую минуту продолжить свой поток. Из белоснежного яркого наряда небольшого городка осталось только серая грязная мрачная картина весны, наглым образом обнажившая все проделки бездомных собак и беспечных людей. Воробьи громко чирикали свои радости восходящему солнцу, а собаки, окружив течную суку, громко лаяли на сцепившегося с ней здорового кобеля, выражая своё недовольство «весеннему обострению».

Таня снова вошла в подвал с замиранием сердца. Глазами, полными отчаяния и слёз, она смотрела на приборы и стеллажи с банками, книгами, жёсткими дисками, аккуратными стопками, разложенными на полках. В центре огромной комнаты стоял массивный стол с единственным предметом на нём - фотографией, которую третьего дня она получила на работе. На фото была она с отцом и матерью. Прижавшись щекой к плечу отца, она счастливо улыбалась красивой улыбкой, а отец и мать обнимали её девичьи плечи с тонкими лямочками купальника.

Воспоминания тут же нахлынули на неё. Несколько месяцев назад, они всей семьёй ездили отдыхать на море. Какое же это было счастье, столько впечатлений... Но одно из них было самым ярким, но и самым трагичным. На обратном пути в них въехал КАМАЗ, подмяв под себя переднюю часть машины, где сидели мама и папа. Спецслужбы моментально собрали всё, что касалось её семьи на месте аварии. Даже осколки фар и лобового стекла были аккуратно собраны и упакованы в цинковые ящики, а останки родителей помещены в стеклянные кубы, заполненные каким-то раствором. Вчера их привезли и поставили вдоль стены, рядом со стеллажами. Её саму почти весь коллектив лаборатории собирал буквально по частям в течение долгих болезненных месяцев. Десятки операций, оставившие сотни шрамов теперь уродовали её тело и лицо. Одной груди не было вовсе, а от второй осталась лишь малая часть, на которой болтался сосок.

Как же она хотела всё вернуть, вернуть отца, мать, сделать так, чтобы они снова были вместе, чтобы как раньше, ставили опыты в лаборатории, ездили в отпуск, читали лекции аспирантам и сотрудникам, как же ей всего этого не хватало.

— Теперь я одна, девушка урод, - размышляла она про себя, - не познавшая мужскую ласку, так и останусь девушкой на всю жизнь. Да какой девушкой, меня и девушкой-то назвать трудно, от моего влагалища остался только вход и девственная плева, остальное удалили из-за рычага ручного тормоза, который пропорол меня почти насквозь.

— Таня, возьми себя в руки, чего раскисла? – услышала она голос Роберта.

Роберт – это искусственный интеллект, над которым трудился весь коллектив лаборатории на протяжении многих лет, её ещё в планах не было, а люди уже трудились над его созданием, и вот несколько лет назад, её папа всё-таки решил эту задачу, доработав модули параллельной памяти.

— Роб, заткнись, а! – огрызнулась Таня, оторванная от своих воспоминаний.

— Ты уже неделю, как вышла на работу, но ещё ни разу не подумала в нужном направлении.

— О чём же, по-твоему, я должна думать?

— О поле регенерации тканей, о совершенствовании искусственного и собственного интеллекта, о выращивании человеческих органов из одной клетки. О соединении тканей с органами, о сосудах, о мозге. Ещё перечислять?

— Хватит, думаешь это так просто, когда твоя душа плачет, а тело ноет?

— Чем дольше ты будешь тянуть с регенерацией, тем труднее тебе будет восстановиться. И ещё... Чем дольше твои родители будут находиться в растворе, тем сложнее их будет регенерировать, а если затянешь, то может быть и невозможно, подумай об этом, ещё не всё потеряно.

Таня вздрогнула от мысли, что родителей можно восстановить, это была её мечта, она всё бы отдала, чтобы осуществить её, но на это уйдёт не один десяток лет, а может быть и вся её никчёмная жизнь.

— Сколько у меня времени на их восстановление?

— Месяца три, не больше.

— Что будет потом, если не успею?

— Потом клетки умрут и на этом всё закончится.

— Есть идеи?

— Загрузи в свой мозг последние разработки своего отца, с их помощью ты сможешь восстановить органы родителей и загрузи разработки своей мамы, там косметические опыты по рассасыванию шрамов.

— Что же ты молчал, обормот?

— Сама сказала, заткнись.

— Ладно, проехали, доставай разработки, я скажу, как буду готова.

Таня села в кресло, чем-то напоминающее на гинекологическо-космическое, пристегнула прищепки с электродами к своей голове, включила экран и запустила агрегат. Тот проморгался множеством светодиодов и тихо заурчал вентиляторами.

— Я готова.

— Запускаю.

Таня закрыла глаза. Информация хлынула бурным потоком в отведённую для этого часть головного мозга, и она почувствовала, как её сознание наполняется знаниями проведённых опытов и новыми идеями. Через минуту девушка открыла глаза, и её ум быстро осознал всё, как будто она сама всё разработала и написала отчёты.

— Кто-нибудь ещё знает об этих разработках?

— Пока нет, ты первая, - ответил Роб.

— А ты откуда узнал?

— За месяц до вашего отпуска твои родители слили мне эту информацию и открыли доступ только тебе, но это ещё не всё, в их головах есть ещё кое-что.

— Что?

— Не знаю, твой папа сказал, что эту информацию он даже мне доверить не может.

— Что ж, приступим. Роб, мне нужно три термостола и три аппарата искусственного кровообращения, где их можно взять?

— Это к куратору, соединить с ним? И почему три?

— Соединяй. Три, потому что меня тоже нужно регенерировать.

— Куратор на связи, говорите.

— Таня, здравствуй, как ты себя чувствуешь? – раздался мужской голос с сочувственной интонацией.

— Плохо, болит всё.

— Для тебя есть хорошая новость и плохая, с какой начинать?

— С хорошей.

— Нам разрешили продолжить исследования в области регенерации органов и если ты не против, я назначу тебя руководителем этого проекта.

— Я не против, но для продолжения мне нужно дорогостоящее оборудование.

— Вот и отлично. Подготовь список необходимого.

— А плохая?

— Спецслужбы США пронюхали, что у нас ведутся эти разработки и что мы достигли отличных результатов.

— Тогда мне бы хотелось, в целях конспирации, чтобы лаборатория была у меня дома, в подвале.

— Отличная идея. Тогда всё, что тебе нужно, будет поставляться по секретному подземному туннелю, он как раз под твоим домом.

— Спасибо, список будет готов к вечеру.

— Хорошо, выздоравливай, до связи.

* * *

Утром Таня, окрылённая разговором с куратором, почти бежала в свой подвал по крутой лестнице. Ей не терпелось поскорее приступить к восстановлению своих родителей, а потом подумать и про себя. Открыв потайную дверь, она улыбнулась шрамами своих губ.

— Роб!

— Да, Таня, слушаю.

— Всё привезли?

— Всё, как ты заказывала.

— Отлично!

Полдня ушло у Тани, что бы распаковать и расставить всё по своим местам. Роб помогал, как мог своими манипуляторами, двигая тяжёлые контейнеры с оборудованием и вытаскивая из них всё, что привезли. Ещё полдня ушло, чтобы подключить всё.

— Роб, в каком контейнере мама?

— В этом.

— Ставь его на первый стол и расконсервируй.

— Готово.

Таня открыла кран с питательным раствором и набрала неглубокую ванну, встроенную в термостол.

— Доставай.

Роб доставал по очереди рваные ошмётки раздавленного тела и осторожно складывал в ванну, как пазлы составляя картинку голой женщины. Через пять минут в ванне лежало тело, только по очертаниям похожее на человека.

— Роб, сделай ревизию внутренних органов и рассчитай время до полной регенерации.

— Все органы на месте, полная регенерация невозможна.

— Что не так?

— Некоторые органы сильно деформированы, их нужно сначала регенерировать отдельно, а потом вживлять в организм.

— Хорошо. Переложи деформированные в отдельную ёмкость и рассчитай время регенерации.

— Время регенерации составит два с половиной месяца.

— Много, ладно, включай поле, потом подумаю, как ускорить. Доставай папу и раскладывай на второй стол.

Через десять минут тело, похожее на её отца лежало в ванне второго стола.

— Деформированные органы отложены. Время регенерации три с половиной месяца.

Таня видела, что деформированных органов у отца было гораздо больше.

— Что ж, буду думать, но это лучше, чем ничего.

Набрав ванну в третьем столе, она разделась и легла в неё.

— Время регенерации два дня, двенадцать часов, - оповестил Роб.

— Хорошо, приступай.

Включился аппарат, и Таня почувствовала, как уплывает в бездну бытия, теряя тонкие нити сознания. Тут же сознание вновь стало проясняться, и нити превратились в толстые канаты, которые уже ничем нельзя было разорвать. Она вдохнула полной грудью и села. Желтоватая жидкость стекала по её телу в ванну. Открыв глаза, Таня стала ощупывать себя.

— Грудь! У меня снова есть грудь! Роб, дай зеркало, скорее, - ей не терпелось увидеть себя. Девичья душа радовалась, нежно поглаживая свою упругость третьего размера. - Шрамы. - Она провела рукой по животу, он был совершенно гладкий, небритый лобок, как наждачкой прошёлся по её пальцам, но шрамов не было.

Манипулятор Роба придвинул круглое зеркальце к её лицу, и она увидела красивую молодую мордашку с выразительными чертами лица, как на фотографии с её отцом, только чуть старше.

— Роб, это потрясающе, я снова нормальная, Роб, как же я рада, спасибо папа, спасибо мама, я вас очень-очень люблю! – Вспомнив про родителей, она осеклась.

— Роб, как проходит процесс регенерации родителей?

— Плохо, расчёты оказались неверными, регенерация идёт медленнее, чем ожидалось.

— Что помешало?

— Слишком долго тела находились в растворе, особенно части, которые лежат отдельно. Нужно, что бы по ним проходила кровь или её заменитель, тогда процесс пойдёт быстрее, а на живом организме регенерация пройдёт всего за несколько дней.

— Что ты имеешь ввиду?

— Если части тел, которые лежат отдельно вживить в тебя, то на их регенерацию потребуется совсем немного времени.

— Таак, как ты себе это представляешь? Я беру мамину почку, разрезаю себе живот, кладу её туда, ложусь в раствор, она регенерируется, потом я неё вырезаю?

— Всё просто. Твой отец загрузил в меня все технологии хирургических вмешательств в тело человека, даже те, которые разработал сам. Ты ложишься на операционный стол, я тебя разрезаю, пришиваю почку, кладу тебя в раствор, включаю поле регенерации, а потом, когда она восстановится, достаю почку, зашиваю и снова кладу тебя в раствор на пару часов. Ты просыпаешься в таком же виде, в котором уснула.

— Так, а если сразу несколько органов пришить?

— Можно и сразу, лишь бы они все поместились в тебе. Судя по объёму, можно всё сделать в три этапа.

— Хорошо, я только обследую себя, покушаю и приступим.

Таня встала, сходила в душ и приступила к обследованию. Рентген, УЗИ и анализ крови показали, что все органы в полном порядке, даже матка восстановилась и начала вырабатывать яйцеклетку, появились гонадостероиды, в общем здоровье восстановилось полностью. Убедившись, что со здоровьем у неё всё в полном порядке, Таня сходила наверх, плотно покушала и снова спустилась в лабораторию.

— Я готова, Роб, загружай в меня сначала жизненно необходимые органы, потом конечности, а потом детородные и всё остальные. Если всё пойдёт без проблем, то можешь меня не будить все три этапа.

— Хорошо, приступаю.

Роб сделал Тане укол, и она тут же заснула. Проснулась она от боли в области паха. Не вставая и не шевелясь, Таня прислушалась к своему телу, но больше ничего не почувствовала.

— Роб, что-то не так? Почему у меня всё внизу болит?

— Сейчас сделаю обезболивающий укол. Готово. Да, есть некоторые проблемы, поэтому я тебя разбудил, что бы решить их.

— Что за проблемы?

— На последнем этапе я пришил тебе половые органы твоих родителей, несколько пальцев, глаза, груди, потом, когда всё восстановилось, я удалил всё, что пришил, кроме половых органов и снова поместил тебя в раствор, чтобы всё зажило.

— Почему удалил не всё?

— Понимаешь, оказалось, - Роб подбирал слова, и медлил с ответом, - твоя мама, как бы тебе это сказать... она беременна.

— Что? Беременна? Как беременна? Ты ничего не попутал? Ты окуляры свои протри, щупальца промой, мозги перезагрузи и проверь ещё раз как положено!

— Тань, я это уже делал, причём трижды. Вот, сама посмотри на результаты анализов.

Он придвинул к ней монитор и вывел на экран отчёт и увеличенное фото зародыша.

— Срок две недели, - сказал Роб и замолчал, ожидая реакцию Тани.

— Не понимаю, как такое могло случиться, мама пятнадцать лет не могла забеременеть, хотела братика мне родить, а тут на тебе, - бубнила Таня себе под нос. – И что теперь делать, Роб, что перенести нельзя?

— Плод погибнет, если прямо сейчас вырезать из тебя влагалище твоей мамы, её матку и яичники. Три месяца он не пролежит в растворе, ожидая пока твоя мама восстановится, ему нужны микроэлементы кровообращение и многое другое.

Таня просунула руку к лобку и обнаружила здоровенную вагину, величиной с её ладонь. Она располагалась чуть выше её лобка, где раньше были её курчавые волосики. Мягкие губы влагалища были раскрыты, и она коснулась их лепестков. Девушка провела рукой дальше и ощутила свою маленькую аккуратную девственную киску, плотно закрытую упругими валиками половых губ, вдруг её безымянный палец упёрся во что-то большое и мягкое. Она просунула руку дальше и её ладонь обхватила настоящий мужской член и волосатые яйца. Таня испугалась и одёрнула руку.

— Роб, твою мать, а член, почему не убрал? – заверещала Таня.

— Член неправильно врос в тебя, потому что между сфинктером и твоим влагалищем очень мало места, поэтому ты ощущаешь боль, но через пару дней она пройдёт. Если его сейчас убрать, то придётся отрезать часть мышц твоего сфинктера и часть твоего влагалища, на котором находится девственная плева.

— Побоялся мне целку сломать? – улыбнулась Таня, - молодец, соображаешь.

— У тебя есть целых девять месяцев, чтобы подумать, потому что, когда ты будешь рожать, твоя плева не выдержит, даже если плод будет выходить не из твоей вагины.

— Успокоил блин, к тому времени мама с папой уже будут восстановлены, как ты себе представляешь их без половых органов? Маме нужно будет пересадить вагину вместе с плодом.

— У меня нет такой технологии, придётся ждать «воскрешения», может у них что-то есть в головах?

— Роб, проверь, это точно ребёнок папы, а то может просто сделать аборт и не париться?

— Хорошо, секунду, я возьму образец ДНК плода.

Роб полез холодными щупальцами в вагину мамы, и Таня почувствовала лёгкое возбуждение от проникновения. Холодный металл быстро нагрелся до температуры человеческого тела, обе киски намокли, а член стал набухать и приподниматься.

— Роб, давай быстрее, что ты там вошкаешься?

— Эта процедура очень трудная, у плода ещё очень мало клеток и забрав одну сейчас, есть вероятность, что плод будет развиваться неправильно.

— Стой, тогда не трогай там ничего, позже сделаем анализ, времени у нас полно для этого. Так, я в душ, а потом посмотрим, что можно сделать, чтобы ускорить процесс восстановления.

Таня быстро смыла с себя раствор, накинула платье и подошла к столу с мамой.

— Роб, начинай вставлять органы, которые мы восстановили.

— Приступаю.

Через несколько минут всё было готово.

— Рассчитай время полного восстановления.

— Два месяца с небольшим.

— Хорошо, приступай к папе.

— Приступаю.

— Время регенерации три месяца, – оповестил Роб, закончив работу.

— Многовато. Через сколько восстановится кровеносная система?

— Два месяца с небольшим.

— Ладно, кровь пустим, процесс быстрее пойдёт. На сегодня всё.

* * *

Таня поднялась к себе в комнату и плюхнулась на свою кровать, закинув руку под голову, углубилась в размышления. В голове шумело от лекарств и прочей лабуды, наполнившей её молодой организм, но мысли текли ровно, волноваться было почти не о чем. Тёплые надежды вернуть родителей к жизни вселили в неё уверенность, что мечта осуществится.

Она, всё ещё не веря в своё полное восстановление, провела свободной рукой по груди и ощутила её молодую упругость. Вынув из-под головы вторую руку, она положила её на вторую грудь и сжала пальцы, казалось, что грудь стала чуть больше, чем была до аварии. Сладкая истома пробежала по её телу, соски увеличились и упёрлись двумя напряжёнными комочками в ладони.

— Какие замечательные ощущения, - подумала про себя Таня, - раньше такого не было. Это что, у меня весеннее обострение? Нет, скорее всего, это из-за двойной дозы женских гормонов, у меня же теперь два влагалища, две матки и две пары яичников, к тому же одна матка беременна, значит женских гормонов у меня не в два, а в три раза больше. О, второе влагалище. И в ней нет девственной плевы, давно мечтала узнать, что чувствуют взрослые женщины, когда ей в вагину помещают член?

Таня протянула руку к маминому влагалищу и погрузила в него пальчик.

— ММ, - вырвалось у неё из груди, - какая благодать.

Сладкая нега разлилась по телу Тани, и она поёжилась плечами, наслаждаясь ласками сжавшегося влагалища, которое обхватило её пальчик. Оно было влажным, тёплым, и таким приятным, что Тане захотелось добавить ещё один. Она погрузила два пальца до упора, а ладонь легла на клитор и прижала его. Дыхания стало не хватать, и Таня замерла, чувствуя, как её бёдра сами дёрнулись навстречу пальцам.

— Вот это да, - прошептала Таня, приятно удивившись своей повышенной возбудимости. Вдруг к губкам её собственной киски прижалось что-то тёплое и мягкое, пытаясь их раскрыть и пугая новыми чувствами. Она протянула туда вторую руку и наткнулась на полу эрегированный член. Таня одёрнула обе руки и приподнялась на локтях, чтобы посмотреть, что там происходит. Девушка увидела нечто потрясающее. Чуть ниже входа в её влагалище, рос настоящий мужской член, а ещё чуть ниже висели приличных размеров яйца. Член приподнялся от сексуального возбуждения Тани, а теперь, после испуга, потихоньку сдувался, приплясывая небольшими покачиваниями в такт её взволнованного сердца.

— Ого, - удивилась Таня, - ну папа, ты меня напугал своим гениталием, - она улыбнулась и, успокоившись, приподняла подушку и снова легла. Теперь ей было видно все три половых органа, и дотянуться до них руками стало проще.

Её просто распирал огромный интерес к мужскому члену. Она много раз видела в институте мужские достоинства, но трогать их руками ей не приходилось, а уж про эрегированный член, она и думать раньше не могла в силу своей постоянной занятости. Рука сама потянулась к нему, нежно обхватила его возле корня, и член самопроизвольно дёрнулся, почуяв прикосновение.

— Ух, ты, а ведь я им чувствую, я чувствую членом прикосновение своей руки. Интересно, а маминым влагалищем я почувствую?

Она снова сунула два пальца в мамино влагалище и глаза прикрылись от удовольствия, а член снова дёрнулся.

— О, да, им я тоже всё чувствую, это просто потрясающе.

Снова волна возбуждения пронеслась по её телу. Влагалище обхватило пальчики, а член, подрагивая, стал быстро набухать и удлиняться. Таня чувствовала, как член разжимает её ладошку и видела, как он стремиться вперёд, как его головка открылась и продолжает двигаться вверх. Таня вынула пальцы из влагалища, вытерла их об член и обхватила его свободную часть второй рукой. Член продолжал расти и набухать, и вот уже из второго кулачка показалась розовая головка, потом она полностью вышла и остановилась. Таня двумя руками держалась за полностью эрегированный член и не могла оторвать глаза и руки от невероятного приятного чувства, вызывающего мурашки по всему телу

— Ну, папуля, да ты у нас просто гигант.

Пытливый мозг Тани рвался к экспериментам. Она сжала мышцы сфинктера, и вдруг член напрягся, немного увеличившись в диаметре, и пытаясь выпрямиться во весь рост, сильно потянул кулачки Тани к её киске. Она отпустила руки, чтобы понять, где остановится член, когда выпрямится. Пенис вдавился в половые губки, раздвинув их в разные стороны, и прижался к клитору, вызвав немалое удовольствие своим давлением. Вход во влагалище полностью накрылся членом, а головка красовалась высоко над лобком, где находилась мамина вагина. Девушка расслабила член и, упругие губки выдавили его из себя, немного отодвинув от киски. Таня снова напрягла его, и тот резко раздвинул влажные губки и легонько шлёпнул по её клитору, прижавшись своей тёплой плотью.

— ММ, - промычала Таня, тая от удовольствия. – Видимо моя киска мешает ему полностью выпрямиться, а нет, он неправильно врос, не под тем углом. Ну да, мамина киска надавила на мою, а моя надавила на его корень, вот и получилось кривовато. Зато как приятно. – Она мило улыбнулась, потянувшись, как проснувшаяся кошечка всеми конечностями и задумалась.

— А до маминой киски достанешь? – спросила она у члена, и рукой попыталась согнуть его, но член как стойкий оловянный солдатик не захотел гнуться, и Таня отказалась от этой затеи.

Таня обе руки закинула на подушку под голову и с интересом наблюдала, как член медленно сдувается, покачивая своей головкой. Возбуждение всё ещё питало её негой расслабленности, и она просто лежала, пребывая в эйфории блаженства. Почувствовав, что член больше не закрывает вход в её киску, она просунула пальчик в свою дырочку и нащупала плеву. Слегка надавив на неё, она ощутила, как преграда растягивается, но боли не было, видимо обезболивание ещё действовало. Киска хлюпнула своей влагой и Таня, намочив пальчики, стала размазывать её по губкам и клитору. Увлажнив свою киску снаружи, она взяла опавший член и провела им по своим мокрым губкам, млея от удовольствия.

— Интересно, какие ощущения при половом акте, если простое прикосновение одного органа к другому вызывает такое блаженство? Так, - остановила свои мысли Таня, - сексом заниматься я не буду, а вот немного поласкать свою киску папиным членом можно, думаю, в этом не будет ничего плохого.

Она сунула в мамино влагалище два пальца, смочила их соками и смазала ими пенис. Поводив скользкой головкой по своим половым губкам, Таня расплылась в томной неге приятных ощущений. Член, почуяв сладкие прикосновения, стал наливаться. Таня согнула полу вялый орган, головкой раздвинула упругие валики половых губ, нащупав вход во влагалище, чуть углубила в себя. Девушка охнула от удовольствия и томно прикрыла глаза, член в руке стал набухать чуть быстрее, постепенно раздвигая губки, и медленно устремляясь вперёд, вызывая у Тани непередаваемые чувства блаженства. Дыхание участилось, в ушах зашумело, и киска задрожала, желая насладиться этим ещё полумягким, но тёплым и скользким органом. Член быстро рос, девственная плева, желающая ощутить прикосновение к себе, дождалась этого момента, вызвав стон наслаждения. Головка упёрлась и стала натягивать плеву её как лучник тетиву. Время для Тани остановилось, ей не было больно, только наслаждение, только желание, только сильнейшее чувство сладострастья одолевали девушку. Член изогнулся как пружина, которую сжимали всё больше и больше, не давая ей выпрямиться. Орган уже не помещался в руке, не рвался вперёд и не стремился выпасть. Таня отпустила его.

Уздечка члена стала ощутимо давить на верхнюю часть влагалища перед плевой, а губки целовали член в засос, и Таня продолжала наслаждаться потрясающими ощущениями. Чтобы усилить сладость прикосновений, она напрягла член. Головка многозначительно дрогнула, и вдруг... Внутри киски что-то хрустнуло, и член с чавкающим звуком провалился внутрь и выпрямился, протаранив все преграды на своём пути. Как будто кто-то плеснул ушат воды на раскалённые камни, и Таню обдало горячим паром знойного вожделения.

— Ах, - вырвалось из неё. Дыхание перехватило, сердце застучало как отбойный молоток, а глаза широко распахнулись. Она увидела, как сильно растянутые губки плотно обхватили горячий член, который как удав заползал в завоёванную нору, продолжая расти и расширяться, а клитор подпрыгивал и радостно скользил по выпуклому каналу члена. Боли не было, было только необычное приятное чувство.

— Ах, - ахнула Таня ещё, и попыталась рукой вытащить его из себя, но отвердевшая плоть вышла только на пару сантиметров и больше не позволяла себя согнуть. Уйму наслаждений испытывала Таня от шевеления в киске, которая проглотила член и жевала его, своими жерновами мышц, как тиски, сдавив его в своих объятиях головку.

— ММ, - простонала Таня, почувствовав, насколько приятны эти ощущения и замерла на несколько секунд, восхищаясь изумительным чувством.

— Ну и пусть, - сдалась Таня сладкому вожделению, отпустила член и откинулась на подушку, - что уж теперь.

Она чувствовала, как плотная скользкая плоть отца, ползущая в её влагалище, всё глубже и глубже входила в неё, вызывая умопомрачительное удовольствие. Вытаскивать его из себя уже совсем не хотелось. Таня сжала мышцы киски и по всему телу разлилась волна блаженства, она наслаждалась медленным проникновением в своё нутро тёплого члена и тихо постанывала от восторга и подёргивала бёдрами, желая ускорить процесс.

Член полностью встал, заполнив собой всё пространство вагины, растянув её в длину и в ширину. Головка упиралась в дно и слегка дрожала, передавая свою дрожь влагалищу, а оно разбегалось мурашки по всему телу женщины. Возбуждение лавиной нарастало сладким зудом в обоих половых органах, так идеально поместившихся друг в друге, что было ощущение, что они созданы друг для друга. Всё внимание было обращено только к ним, все чувства, ощущения, всё блаженство крутилось только вокруг них.

— ММ, – сладким стоном промычала Таня, почувствовав членом, как киска приятно сжимает его по всей длине.

— ММ, - продолжала стонать Таня, почувствовав киской, как член расширил её недра и не даёт сжаться в своё привычное состояние.

Оба органа она чувствовала как свои родные. Таня взяла свои груди в руки, напрягла член и киска, насаженная на полностью возбуждённый орган заплясала, ласково тиская его твёрдую плоть. Сознание затуманилось и его интересовало лишь наслаждение. Больше, слаще, крепче хотелось ощутить эти бесподобные органы удовольствия. Она на мгновение расслабилась, а потом одновременно сжала киску что было сил и напрягла член. Бурная волна экстаза накрыла её с головой. Член немного сжался, а потом резко дёрнулся вперёд и выстрелил первым мощным зарядом спермы прямо в самую глубину влагалища.

— ААА, - закричала Таня, не слыша собственного голоса, она сомкнула ножки, и её затрясло первым в её жизни потрясающим оргазмом.

Киска запульсировала, принимая удар за ударом в себя, выдаивая из члена сладкий нектар, бурным потоком разливающийся глубоко внутри неё.

— Да. ААА. ААА, - кричала Таня в такт выстрелам, сжимая свои груди и, непроизвольно подбрасывая бёдра вверх, как можно выше. Киску распирало то количество спермы, которое вливалось в неё, заставляя всё больше и больше содрогаться от приятных конвульсий оргазма. Постепенно спазмы затихли и, дёрнувшись в последней агонии наслаждений, Таня расслабленно выпрямила ноги и, отпустив груди, бросила руки вдоль тела.

Сознание отказывалось что-либо воспринимать, думать о чём-то не хотелось вовсе. Таня лежала и наслаждалась эйфорией посторгазменного состояния. Постепенно, медленно, но верно, она приходила в себя и затуманенное сознание, сопротивляясь действительности, возвращало её в будни бытия из праздника очень чувствительных половых органов.

Дыхание восстановилось, сердце постепенно возвращалось в свой ритм, но органы, так страстно полюбившие друг друга, требовали продолжения банкета. Член и не думал падать, а киска, как ласковая кошечка тёрлась о его плоть, облизывая лёгкими сокращениями мышц, ни на грамм не снижая своего возбуждения. Всё, что у неё сейчас было – это член! Вот она нашла самоё чувствительное место – уздечку и направила всё своё внимание на эту замечательную точку, и наслаждалась ею. Когда член дёргался от прикосновения к ней, киска сжимала его по всей длине, как бы успокаивая и баюкая в своей колыбели, гоняя сперму туда-сюда и упиваясь её податливостью.

— Ну, папуля, не ожидала от тебя такой прыти, - подумала про себя Таня и заглянула себе между ног. – Кровь стекала вниз по яйцам и по половым губкам на простыню. – А, всё равно стирать... Вот ты и стала женщиной, Танюша... А что?.. Мне понравилось, до сих пор ноги дрожат. Сейчас немного отдохну и ещё разок...

Она провела рукой по клитору.

— ММ, - снова вырвалось из груди. Она нажала на корень члена, вгоняя не вошедшие сантиметры в свою жаждущую киску.

— Ох, - вырвался вздох, и органы заплясали танец любви, разжигая новую волну похоти во всём теле.

Таня стала медленно, но методично вгонять в себя член, наслаждаясь лёгким растяжением влагалища. Чувственная киска с удовольствием принимала в себя твёрдую плоть. Когда возбуждение стало достигать своего предела, она перестала сокращаться, и теперь только дрожала, наслаждаясь трением о свою внутреннюю поверхность, хлюпающую спермой и соками. Головка елозила туда-сюда, задевая своей мягкой кронкой матку, и толкая дно влагалища, заставляя его растягиваться каждый раз.

Дыхание Тани стало прерывистым, она томно прикрыла глаза, мысли улетели в разные стороны, и только ощущение нарастающей эйфории было в её сознании. Рука заработала быстрее, бёдра подпрыгнули вверх, предплечья съёжились, сомкнув груди между собой, и... новый залп спермы оросил её сжавшееся влагалище, защекотав самую глубину её вожделения тёплым мужским семенем.

— ААА, - снова вырвалось из груди и её затрясло ещё сильнее, чем в прошлый раз, подбрасывая вверх и тут же бросая вниз на кровать, заставляя груди раскачиваться на пределе своей упругости. Таня извивалась от умопомрачительного оргазма, мотая головой в разные стороны, ощущая только огромное наслаждение. Она не хотела выходить из этого экстаза, хотела находиться в нём бесконечно, пусть её трясёт, пусть корёжит, но пусть это длиться вечно!

Член уже закончил расстреливать киску в упор, а Таню всё продолжало потряхивать. Малейшее движение органов вызывало приятную судорогу мышц живота и бёдер. Руки уже давно расслаблено лежали вдоль тела, и только жадная ненасытная киска продолжала свои ласки медленно опадающего члена. Она держала его в себе, старалась снова всосать его в себя до самого донышка, но её упорство ни к чему не привело. Член упал, но не выпал, упрямая киска не хотела его отпускать и удерживала за края головки.

Разлетевшееся в разные стороны сознание медленно возвращалось в Таню. Потихоньку она начала осознавать, как же ей было хорошо. Ни капли не жалея о потере девственности, она лежала и думала только об одном, когда же она сможет повторить всё это снова, как будет ей хорошо, как она опять улетит в бесконечность наслаждения и снова не захочет оттуда возвращаться.

Полежав так ещё немного, Таня уснула крепким сладким сном. Упоённая двумя обворожительными оргазмами, уставшая от необычно-приятных ощущений, но счастливая. Она сделала сегодня открытие, открыла для себя нечто новое и это новшество – секс. Ей казалось, что теперь на эту тему она может написать диссертацию, рассказывая на каждой странице толстенной пачки листов, как он хорош и, как приятно им заниматься.

Она зашла в лабораторию совсем голой. Кроме Роберта в ней никого не было, да и то, он не человек, а компьютерная программа. Глянув на столы, в которых лежали мама с папой, Таня ужаснулась! Их там не было, столы были пустыми! Подбежав к ним, Таня увидела, как мама и папа стоят в сторонке и целуются.

— Мама, папа, - закричала обрадованная Таня и бросилась в их объятия. Она обняла голую маму и стала её целовать, а папа подошёл к ней сзади, прижался к её спине и сгрёб в охапку обеих женщин.

У Тани текли слёзы от счастья, она положила свои руки на папины и сильнее стиснула их объятия. Папа прижался к ней всем телом, и Таня почувствовала, как его вставший член, упёрся в её киску, головка вошла наполовину и член вот-вот провалится в неё целиком. От резко нахлынувшего удовольствия у неё закрылись глаза, закружилась голова, подкосились ноги, и она, сама того не желая, буквально насадила себя на этот желанный орган. Киска туго обхватила папин член и по телу Тани пробежала волна блаженства. Радостная мама прижалась к её губам, продолжая крепко обнимать, прижимаясь к упругой груди, ноги Тани совсем обмякли, и она повисла на папиных руках, как беспомощная тряпичная кукла. Не выдержав, так внезапно нахлынувшее удовольствие, она сначала задрожала. Вдруг папин член дёрнулся и брызнул мощной струёй спермы глубоко-глубоко внутри её киски и мощный поток спермы захлестал в недра её влагалища. Её затрясло ещё сильнее, и она забилась как птичка, попавшая в сети, в потрясающем оргазме, лишь крепкие объятия родителей не давали ей упасть на пол. Когда потрясающий оргазм закончился, Таня открыла глаза и очутилась в своей кровати. Лёжа на животе, она обнимала и целовала свою подушку, а член в её киске, опадая, стремился к выходу из жаркого плена вибрирующего влагалища.

— Приснится же такое, - подумала Таня и снова закрыла глаза, не выпуская подушку и не шевелясь, боялась спугнуть нахлынувшее на неё блаженство.

Полежав ещё минут пять, Таня встала с кровати и увидела свою окровавленную постель. Даже подушка была в крови. Взглянув на себя, она снова ужаснулась, от головы до пят на ней была запёкшаяся кровь, бурыми чешуйками шелушившаяся по всему телу.

— Лихо же ты покувыркалась, Танюша! – улыбнувшись сама себе, сказала Таня и сдёрнула простыню с кровати. Сняв наволочку с подушки, она направилась к стиральной машинке, сжимая мышцы влагалища, чтобы не выпал член и не вылилось содержимое киски.

Таня зашла в ванную комнату, закинула бельё в стиральную машинку, включила её и залезла в душ. Включив тёплую воду, она взялась за основание скользкого окровавленного члена рукой и потянула его на себя. Он податливо стал выходить, щекоча киску, но когда в ней осталась только головка, мышцы влагалища как будто запротестовали и мигом втянули весь член обратно, вырвав из руки хозяйки его скользкую плоть.

— Ух, ты, какая жадная, - рассмеялась Таня, - давай я его помою и снова отдам тебе... на растерзание, - Таня захохотала от души, развеселившись своим собственным сарказмом, и от задорного хохота киска откупорила сама себя, выплюнула член и, обдала тёплой алой жидкостью стройные ляжки.

Таня с широкой улыбкой на лице отмыла все свои причиндалы, мочалкой оттёрла тело от крови и пота, помыла голову и направилась на кухню завтракать. Она села голой попкой на стул и ощутила под собой член и яйца, неудобно расположившиеся под её упругой попкой.

— Как же мужики сидят на них? – Спросила сама себя Таня и, немного привстав, рукой оттянула яйца и член ближе к киске.

Она снова села. Яйца перестали мешать, а член, раздвинув её половые губки, удобно расположился между ними и немного вдавился в киску своей плотью. Приятная нега разлилась по телу Тани, и обе киски снова пустили сок. Таня кушала не спеша, тщательно пережёвывала пищу, прислушиваясь к своим ощущениям в области влагалища. Киска текла, соки смочили всё возле входа, а член, почувствовав тепло и сырость, стал понемногу набухать. Таня чуть привстала, чтобы дать члену выпрямиться и снова села на него. Теперь головка оказалась у входа во влагалище и, постепенно набухая, приятно раздвигала скользкие губки, постепенно углубляясь внутрь. Почувствовав шевеления у входа, Таня подумала: «А что, если не сжимать киску, а наоборот попытаться расширить её?» - Она сделала всасывающее движение. Раздался звук звонкого поцелуя, и скользкий член тут же засосало внутрь. Таня вздрогнула от неожиданности, немного пролила на свою руку чай и поспешно поставила чашку на стол.

— Дайте позавтракать, маньяки, - сказала Таня, своим половым органам, отвлекая себя от наслаждения, - у нас ещё будет время повеселиться.

Но пересилить себя не смогла, вернее сказать не хотела. Она откинулась на спинку стула, закрыла глаза и стала наслаждаться ощущением члена, который быстро увеличился в киске и сладко распирал губки и стенки влагалища, постепенно заполняя её своей плотью. Наконец член полностью встал, растянув киску чуть больше обычного, и замер. Таня не могла насладиться ощущением растущего члена, ей так было хорошо, так приятно, что веки задрожали, а дыхание участилось. Она, наслаждаясь ощущением твёрдого и такого желанного члена в себе, щупала его своей киской и восхищалась его присутствием.

— Как же я раньше жила без этого, - промелькнула мысль в её голове.

Стиральная машинка остановилась и громко пикнула. Таня вздрогнула и вернулась в реальность нашего мира.

— Нужно повесить бельё сушиться.

Она встала и пошла в ванную комнату. С каждым шагом она чувствовала, как губки киски трутся о член, а член трётся о губки, снова вызывая у неё массу волнующих ощущений, возбуждая её желание вновь взорваться бурным оргазмом. Дойдя до стиральной машинки, Таня открыла её и, увидев, что простыня плохо отстиралась, снова включила машинку теперь уже на полную мощь. Она встала, посмотрела, как в машинку набралась вода, а потом села на неё голой попкой, зная, что та сейчас начнёт трястись и прыгать. Член проник в неё немного глубже от того, что она села, и Таня снова закрыла глаза от удовольствия. Папино хозяйство упиралось в дно её чувственного влагалища, а киска ласкала его уздечку, нежно обжимая и восхищаясь его твёрдостью. Машинка загудела мощным мотором, вращающим барабан. Вибрация тут же передалась члену, губкам и клитору, которые были прижаты к ней, и Таня почувствовала, как эта вибрация стала разливать по её телу волны удовольствия. Всё сильней и сильней Таня чувствовала зуд во всех трёх половых органах и, как только машинка заработала в полную мощь, Таня почувствовала, что волны удовольствия переполняют её, что сдерживать себя она больше не в состоянии – сдалась эйфории наслаждения. Член тут же застрочил из своего пулемёта, а киска стала принимать все восхитительные заряды глубоко в своё лоно, радостно сокращаясь и обнимая своего сладкого пулемётчика крепкими объятьями. Её снова мотало от бурного оргазма. Вибрация машинки всё трясла и трясла все половые органы Тани и, не опомнившись от одного, она тут же испытала второй оргазма, потом третий, потом сбилась со счёта и просто держалась за края машинки, чтобы не упасть и всё вздрагивала и вздрагивала, быстро слабеющим телом. Через несколько минут машинка начала останавливаться и Таня просто съехала с неё на пол, оказавшись на спине, и не в силах пошевелиться. Она полностью расслабилась, лишь изредка сотрясаясь от того, что член, уменьшаясь, двигался к выходу, щекоча стенки ставшей очень чувствительной киски, которая наконец-то насытилась и не препятствовала ему. Когда головка готова была вот-вот выйти наружу, киска лениво сжалась и буквально выплюнула член вместе со смачным потоком спермы и выделений.

Стиральная машинка, известив, что процесс стирки закончен, громко пикнула и Таня вздрогнула, резко открыв глаза. Как будто кто-то включил рубильник её сознания, и она стала осознавать всё произошедшее с ней.

— С ума сойти, - пробормотала Таня, - чокнуться можно, - поворачиваясь и вставая на дрожащие колени, добавила она и почувствовала, как из киски побежали ручейки спермы. Она глянула на пол и удивилась. Приличная лужица белой мутной жидкости кисельной консистенции расплывалась под ней, пополняясь тянущимися струйками из обеих кисок.

— Ого, да тут целый потоп.

Таня с трудом встала и залезла в душ. Несколько минут она вымывала из себя сперму и соки, попутно освежая себя прохладными струйками воды. На автопилоте она вынула из машинки бельё и развесила на сушилку. Затем доела свой остывший завтрак, достала чистый комплект белья, застелила кровать, легла отдохнуть и незаметно для себя уснула.

Таня висела между мамой и папой, член которого уже выпал из её киски. Она открыла глаза и снова увидела их радостные лица. Встав на ноги, она чмокнула маму в щёчку, развернулась к папе, прижалась к его груди торчащими сосочками, обняла, и стала звонко расцеловывать его лицо, не выбирая, куда попадёт – губы, нос, щёку. Вдруг она почувствовала, как папин член снова встал и головкой упёрся в раскрытую мамину киску, которая всё ещё была над лобком Тани. Мама вынула свои руки, прижатые меду дочерью и мужем, и стала обнимать их обоих, затем крепко прижала всех к себе, и папин член с лёгкостью скользнул в мокрое мамино влагалище. Папа прижался своими губами к губам дочери, и огромная волна сладострастья накрыла её. Таня снова повисла на руках родителей, содрогаясь в приятных конвульсиях бурного оргазма.

— Ах, - ахнула Таня от удовольствия и проснулась.

Два пальца одной руки глубоко торчали в вагине матери и наслаждались её теплой нежностью, ощущая ласковые спазмы заканчивающегося оргазма. Видимо во сне она сунула их туда, а приснилось, будто папа суёт свой член. Вторая рука Тани охватывала головку члена, которая закачивала извергать струйки тёплой спермы, стекающей на её руку. Через несколько секунд всё закончилось, и член медленно стал падать, заползая в её кулачёк.

— Замечательное продолжение сна, лучше и не придумать, - удивилась Таня, наслаждаясь сладким состоянием тела после оргазма.

Она вынула пальцы из влагалища, отпустила член и понюхала сперму. Пахло мужиком. Запах был просто потрясающий, такой приятный и притягивающий, что Тане захотелось попробовать её на вкус. Она лизнула капельку, и язык приятно защипало, как будто сперматозоиды кусали её за язык, а потом лопались, разливаясь белком куриных яиц. Таня лизнула ещё раз, потом ещё, потом полностью слизала всё и проглотила. В горле сначала слегка попершило, но потом осталось лишь приятное послевкусие.

Таня полежала ещё несколько минут, что бы окончательно прийти в себя и встала. Привела себя в порядок, оделась и пошла в лабораторию.

— Роб, как у нас дела, как мама и папа?

— Всё идёт по графику, но есть некоторые нюансы.

— Какие?

— Органы восстанавливаются, как и положено, а вот их головы, с ними нужно что-то делать.

— А что не так?

— Очень много повреждений, их головы на сегодняшний момент самые отстающие в процессе восстановления.

— Есть идеи?

— Есть информация об исследованиях китайских учёных по пересадке головы, но на живых людях это ещё не испытывали.

— Хорошо, готовь информацию, интересно, что там китайцы исследовали, - ложась в кресло, сказала Таня, прицепила к себе электроды и включила прибор.- Я готова.

— Загружаю.

Через несколько минут Таня крутила в голове варианты вживления голов мамы и папы в свой организм. Просидев так около часа, Таня взвесила все за и против и пришла к выводу, что можно рискнуть.

— Роб, соедини меня с куратором.

— Соединяю, говорите.

— Здравствуй, Танюша, как ты себя чувствуешь?- раздался приветливый голос.

— Здравствуйте, у меня всё прекрасно, я полностью восстановилась, теперь у меня ничего не болит.

— Как так полностью? А как твоя матка, она тоже восстановилась?

— Анализы и УЗИ показали, что всё в порядке, матка и недостающая часть влагалища восстановились.

— Отлично, это же сенсация, это произведёт настоящий переворот в медицине.

— Рано ещё радоваться, нужно понаблюдать с пол годика, потом только делать выводы.

— Я не сомневался в тебе, ты самый выдающийся учёный в мире, ты станешь знаменитостью, история тебя не забудет. Теперь твоя задача написать диссертацию на эту тему, а самое главное написать подробные отчёты и статьи о проделанной работе, чтобы правительство знало, что не зря вбухало в нас кучу денег.

— Напишу, но после того, как закончу все исследования, а для этого мне нужны ещё кой-какие приборы и ингредиенты.

— Всё, что твоя душа пожелает, ради такого дела проси что хочешь.

— Список, как всегда вечером.

— Договорились, буду ждать.

* * *

Целых две недели Таня думала о головах родителей и ждала, когда расширят её лабораторию, потом расставляла и подключала оборудование, а по вечерам и по утрам получала замечательные оргазмы от папиного члена в своей киске, не забывая ублажать двумя пальчиками и мамину, которую она холила и лелеяла. И вот долгожданный день настал, Таня снова в своей новой, большой лаборатории.

— Роб, загрузи себе инструкции по отделению голов мамы и папы и вживлению их в моё тело. Папу на левое, а маму на правое плечо. От моей трохеи выведешь к ним две трубки, чтобы они смогли хоты бы шёпотом говорить. Как подключить кровот

ок есть в инструкции.

— Загружаю. Готово.

— Провести анализ данных на возможные ошибки и варианты последствий.

— Анализирую, - сказал Роб и замолчал.

Минут десять Роб моргал светодиодами.

— Анализ готов, - сказал Роб.

— Озвучивай.

— Процентное соотношение полиэтиленгликоля и восстанавливающей жидкости лучше вначале сделать тридцать на семьдесят, а в конце семьдесят на тридцать процентов.

— Да, подтверждаю, что с последствиями?

— Процесс будет происходить в течение недели, а когда ты проснёшься, ты будешь на шестом месяце беременности.

— ММ, да, об этом я не подумала, рост плода тоже ускорится, я не учла, что беременна. Это даже к лучшему. Что-нибудь ещё есть?

— Квадриплегия у приращенных голов будет отсутствовать.

— Да, я в курсе, она им не нужна.

— Остальное всё правильно.

— Я готова, приступай.

Роб сделал Тане укол, в ушах зашумело, и она улетела в мир лего, трансформеров и пазлов. Для Тани неделя прошла как пара секунд и, открывая глаза, она почувствовала небольшую боль в груди и на плечах.

— Роб, почему мне больно?

— Трубки от трахеи ещё не прижились как надо, через сутки всё пройдёт. Обезболивающий укол сделать?

— Нет, обойдусь, ты уже раз обезболил меня, до сих пор сама не своя хожу, - съязвила Таня, вспомнив, как не почувствовала боль и порвала себе плеву. – Как всё прошло? Гиповолемия голов в норме?

— Да, всё в порядке, пока они не пришли в сознание, полежи, а то головы будут просто болтаться и тебе будет больно, скоро они очнутся.

Таня волновалась, хотя сказать, что она волновалась – это ничего не сказать. Через несколько минут она снова сможет поговорить с родителями. Ещё на один шаг ближе она придвинется к своей мечте. Сердце бешено билось в её груди, и готово было выпрыгнуть. Она повернулась к маме и увидела её голову у себя на плече. Глаза у неё были ещё закрыты, а родные черты лица говорили о том, что она жива, что в ней снова зиждется жизнь, хоть и в таком состоянии, но жизнь с большой буквы этого слова. Таня потянулась к ней и поцеловала её в щёку. Вдруг веки маминой головы задрожали, и она открыла глаза.

— Мама, мамочка, - заверещала Таня, и огромный комок подступил к её горлу, а слёзы просто хлынули из глаз, мешая получше рассмотреть её родного любимого человека.

— Где я? - Еле слышным шёпотом спросила мама.

— Мама, мамочка, ты здесь, ты со мной, - тихо рыдая, говорила Таня в ухо маме.

— Таня? – Медленно повернув голову к Тане, прошептала мама и чуть улыбнулась, - страшно болит голова, что со мной?

— Мы попали в аварию, помнишь?

— Да, точно, авария. Я не могу пошевелиться, что со мной? – Всё так же тихо спрашивала мама.

— Пока твоё тело восстанавливается, я пришила ваши головы на свои плечи, и теперь мы можем говорить.

— Ясно, а отец где? – Поинтересовалась мама.

Таня приподняла свою голову, которая загораживала голову отца и мама увидела его.

— Виктор, - прошептала мама и по её щеке пробежала слеза.

— Юля, - раздался шёпот с другого плеча Тани, и она тут же повернула туда голову.

— Папа, папочка, - чуть ли не кричала Таня и принялась расцеловывать его щетинистую щёку, – ты очнулся, ты живой, - расплакалась Таня и почувствовала, как в её животе что-то шевельнулось.

Таня положила руку на заметно подросший живот, и тут же её живот ударил в её ладонь.

— Он шевелится, мама, он шевелится, - сквозь слёзы засмеялась Таня и уже двумя руками стала щупать своё пузо.

— Кто шевелится? – спросила мама.

— Ребёночек, он шевелится, счастливо улыбалась Таня.

— Ты беременна?- удивилась мама.

— Это ты беременна, мама, это ваш с папой ребёнок.

— Что? – хором спросили мама и папа.

И Таня стала рассказывать им о том, что когда она на себе восстанавливала их органы, то оказалось, что мамина матка беременна и у неё сейчас мамина вагина и папин член.

— Роб, сделай УЗИ, я хочу узнать пол ребёнка и всё ли с ним в порядке?

— Хорошо, только сходи в душ и хорошенько помойся, - отозвался Роб.

Тане пришлось изрядно потрудиться, чтобы встать. Во-первых, она была на шестом месяце беременности, ей очень мешал живот, а во-вторых, на её плечах была не одна голова, а три. Ослабшие мышцы родителей с трудом удерживали свои головы. Кое-как, приняв душ, Таня легла на кушетку для УЗИ, аккуратно придерживая уставшие головы родителей.

— Роб, я готова.

— Начинаю, - отозвался Роб и зашевелил своими манипуляторами.

— Роб долго елозил по животу Тани излучателем, по нескольку раз делая какие-то замеры, что-то перепроверял, и начинал всё заново.

— Ну, ты что там, завис что ли? – Не вытерпела Таня.

— Боюсь, что ты разберёшь меня на запчасти, - грустно сказал Роб и убрал излучатель.

— Что случилось? – предчувствуя что-то не хорошее, спросила Таня, - что с ребёнком мамы?

— С обоими плодами всё хорошо, никаких отклонений не обнаружено, - сухо ответил Роб.

— В смысле с обоими? Их там два что ли? – спросила Таня, - ты хорошо всё проверил?

— Окуляры протёр, щупальца помыл, - так же сухо ответил Роб и замолчал.

— Говори уже, - хором, папа, мама и Таня наехали на Роба.

— Первый плод в матке Юлии, срок 26 недель, отклонений не обнаружено, пол плода – девочка. Второй плод в матке Тани, срок 24 недели, отклонений не обнаружено, пол плода – мальчик. Состояние организма беременной удовлетворительное, необходимо принимать витамины и соблюдать диету, - скороговоркой выпалил Роб.

Таня открыла рот от удивления, и тут до неё дошло, что она даже не думала предохраняться, когда развлекалась с папиным членом. Она ошарашенными глазами посмотрела сначала на маму, потом на папу и увидела, что те тоже открыв рты, смотрят на неё выпученными глазами. У Тани загорелись щёки красной краской, она закрыла лицо ладошками от стыда и разревелась горькими слезами, как маленькая нашкодившая девочка. Ей так было стыдно, как никогда в жизни. Всегда умная и послушная дочь вдруг сделала такой постыдный проступок. Забеременела, да ещё от кого – от члена своего родного отца. И раскрылась эта тайна сразу обоим родителям, которым она под дулом пистолета не призналась бы в содеянном.

Таня плакала навзрыд, её плечи сотрясались от рыданий, а головы бедных родителей невольно мотались вверх-вниз, пытаясь что-то сказать, но Таня не слышала их шёпота, а только громко плакала, не в силах унять свою постыдную горечь.

— Таня, успокойся, возьми себя в руки, тебе нельзя волноваться, это плохо для детей и для твоих родителей. Сосуды их голов ещё не полностью окрепли, и ты можешь всем навредить, - быстро и громко говорил Роб.

Таня, поняв, что она сейчас может всё испортить, постепенно стала успокаиваться и только редкие всхлипывания на вздохе сотрясали её тело. Она убрала руки от лица, положила их на свой круглый живот, и лежала с закрытыми глазами. Думать не хотелось. В её утробе бились дети, больно пиная её живот изнутри.

— Всё, всё, успокойтесь, успокойтесь, мои маленькие, мама больше не будет плакать, - уговаривала Таня малышей, ласково поглаживая живот.

— Доченька, успокойся, ну что уж теперь так убиваться, всё хорошо, что было – то было. Ты знаешь, а я в какой-то степени рада, что всё так получилось, я давно хотела родить ещё и мальчика, а получилась девочка, ещё одна девочка. Зато у тебя будет мальчик, и я буду воспитывать его, как своего сына, ведь это ребёнок Виктора, а я его так сильно люблю.

Таня слушала мать и, постепенно поняв, что теперь сильно волноваться не нужно, чмокнула маму в губы.

— Спасибо, мама, я люблю тебя.

— Сын, у меня будет сын! И звать его будут Виктор Викторович, - прошептал отец, - а дочку назовёте сами, выбирайте, как хотите назвать.

— Амалия, - сказала мама.

— Амалия – аномалия, - прошептал папа, - что других имён нет?

— Мам, пап, у нас ещё три месяца до родов, успеем ещё имя подобрать, - повернувшись к отцу, и тоже чмокнув его в губы, сказала Таня и попыталась улыбнуться.

— Я хочу есть. Солёненький огурчик и шоколадку. – Сказала Таня, и все засмеялись, поняв, что капризы беременных не имеют предела.

— Роб, доложи, как проходит процесс регенерации тел, – сказала Таня.

— Процесс идёт по плану, никаких отклонений и опасений нет, отрапортовал Роб.

— Расчётное время полной регенерации?

— Тело Юлии две недели, тело Виктора три, кровеносная система обеих тел подключена, искусственная вентиляция лёгких подключена.

— Отлично. Теперь можно и подкрепиться.

Таня с трудом встала и вышла из лаборатории. Она окончательно успокоилась и долго рассказывала родителям о том, что было после аварии. До самого вечера они болтали и радовались, что снова вместе и что скоро снова заживут как раньше, а может быть и новой жизнью. Перед сном Таня подошла к зеркалу, посмотреть, как она выглядит.

То, что она увидела, удивило не только её. На неё смотрело отражение молодой беременной женщины и тремя головами красивых юных голов. Всем было лет по восемнадцать.

— Это что? Омоложение организма? Мам, пап, вы так помолодели, вас и не узнать, - удивлённо спросила Таня.

— Да, видимо твой организм омолодил нас, словно мы твои ровесники, - улыбнулась мама очаровательной улыбкой.

— Реювенация, - сказал папа, - мы на пороге открытия формулы бессмертия! А может это онтогенез? Нужно будет тщательнее исследовать этот феномен. Давайте спать, у меня голова уже не держится.

— Да, я тоже спать хочу, - сказала мама и сладко зевнула.

— Я спать не хочу, но если вы так устали, то я лягу, почитаю что-нибудь, а вы будете спать.

— Да, доча, сделай милость, - сказал папа и тоже зевнул, сверкнув белоснежными красивыми зубами.

Таня легла в кровать, положив подушку повыше, что бы удобнее было читать, и легла. Через несколько минут родители спали, а Таня нашла на планшете книгу Обри ди Грея и принялась её читать. По краям интернет страницы мелькали рекламные баннеры, которые отвлекали от чтения, и Таня нажала кнопку «скрыть рекламу». Реклама не скрылась, а открылось новое окно с надписью «Дочь любит своего папочку» и загрузилось видео, где крупным планом крепкий член, раздвинув упругие половые губки дочери, медленно вошёл в мокрое узкое влагалище. У Тани обе киски сжались от желания получить в себя такой же крепкий член, сердечко застучало, дыхание сбилось, а член папы зашевелился и начал набухать. Таня посмотрела на маму, потом на папу, убедилась, что они крепко спят, и пока член можно было ещё согнуть, быстро приставила головку к входу в свою жаждущую киску. Головка медленно раздвигала влажные губки и входила глубже внутрь. Место изгиба члена наливалось и быстро увеличивалось, приятно разжимая Танин кулачёк. Как только она почувствовала, что член вот-вот выпрямится и выскочит наружу, она толкнула его в себя и напрягла. Член, ворвавшись в её глубины, по-хозяйски растолкал стенки влагалища и, растянув их до своих размеров, упёрся в дно. Киска затрепетала от долгожданного напористого члена и заплясала своими мышцами, радостно лаская его по всей длине. От длительного воздержания возбуждение Тани стремительно нарастало, она попеременно, то напрягала член, то сжимала киску, всё больше и больше распаляя своё желание получить сладкий оргазм. И вот этот момент стал приближаться. Её глаза зажмурились, тело задрожало, дыхание прервалось и сильный врыв оргазменных сокращений скрутил её молодое тело.

— Ах, - вырвалось у неё из груди и из ртов её родителей.

Мощный поток спермы вырвался из члена, обдав самую глубину её влагалища. Потом ещё один, ещё. Всё что копилось много дней, теперь вливалось в её жаждущую киску, которая трепетала от счастья, наслаждаясь щекоткой брызг, распаляя желание принять в себя всё, что давал ей член, и она принимала, выжимая из него всё до капельки, как жадная изголодавшаяся дикая кошечка.

— ММ, - раздалось с обеих сторон её головы.

— Как хорошо, - прошептала мама.

— Никогда так бурно не кончал, - прошептал папа.

— Ой, - пискнула Таня и снова закрыла своё лицо руками, второй раз за день сгорая от стыда.

— Танюш, всё хорошо, не бойся, - заговорила мама, - теперь я понимаю, почему ты не удержалась от такого соблазна, я бы тоже не выдержала.

— Мама, ты... – заговорила Таня, убирая руки от лица, но отец её перебил.

— Да, такого я ни разу в жизни не испытывал, вот что значит молодые гормоны, умноженные на четыре.

— Вы чувствуете то, что чувствую я? – Спросила Таня.

— Да, я чувствую всё, только управлять не могу. Могу только голову повернуть и то чуть-чуть. - Папа повернул голову и поцеловал Таню в щёчку, следом за ним и мама поцеловала её, благодаря за испытанное удовольствие.

— Танюш, ты нас не стесняйся, наслаждайся папиным членом, сколько захочешь, я буду только рада испытать это снова, – сказала мама и снова поцеловала её. – Я не хотела тебе говорить при Роберте, но сейчас, когда мы одни, тебя можно посвятить в наши семейные тайны. Я тоже рождена от инцеста. Мои родители родные отец и дочь. Родная дочь родила своему родному папе меня, когда ей исполнилось восемнадцать лет. Конечно, они скрывали эту тайну, но, от спецслужб много не утаишь, когда я закончила экстерном школу, а потом и медицинский институт, перед тем, как меня забрали для работы в нашу секретную лабораторию навсегда, моя мама мне всё рассказала. Она знала, что больше меня не увидит, поэтому скрывать не было смысла.

— Ого, – сказала Таня, - я догадывалась, что от инцеста рождаются либо уроды, либо вундеркинды, но теперь мои догадки подтвердились.

— Я тоже буду рад почаще испытывать это счастье, - сказал папа, - я никогда не чувствовал влагалищем вхождение члена, потому что у меня его не было, а сегодня это было нечто больше чем просто секс, это даже словами не передать.

— А я не чувствовала, как мой член входит во влагалище и как он здорово брызгает спермой, потому что у меня его никогда не было, - засмеялась мама.

— Вы, правда, не против этого? – Переспросила Таня.

— Правда, - ответил папа, - теперь настала моя очередь открыть тебе ещё одну семейную тайну. Я тоже рождён от инцеста. Мои родители - родные мама с сыном. Моя мать начала заниматься сексом со своим сыном, когда ему исполнилось четырнадцать лет. Она предохранялась тем, что не разрешала ему кончать в себя, когда у неё были опасные дни, но однажды ошиблась в расчётах и залетела. Из-за своей полноты, она обнаружила беременность, когда уже было поздно делать аборт. Моему отцу на тот момент было шестнадцать лет. Они тоже скрывали это от меня до тех пор, пока я так же, как твоя мама не закончил экстерном школу и медицинский институт. А когда меня пригласили работать в секретную лабораторию, мой брат признался мне, что он мой отец.

— А ещё выяснилось, - зашептала мама, - правда намного позже, что мать твоего отца и мой отец - родные брат и сестра по матери. Только отцы у них были разные, а стало быть, и фамилии разные, потому что их мама, выходя замуж, брала фамилии мужей, вот им и разрешили пожениться. Никто и не догадывался, что они брат с сестрой. Прожив несколько лет вместе, брат и сестра развелись и разъехались по разным городам. Сына остался с матерью, а дочь осталась с отцом. Потом сестра родила от своего сына твоего отца, а брат оплодотворил свою дочку и они родили меня. А мы познакомились уже в лаборатории, поженились и родили тебя.

Таня слушала рассказы мамы и папы, возбуждаясь всё больше и больше от сексуальных похождений своих предков. Смятение по поводу рождения ребёнка от своего отца, развеивались с каждым словом, которые она слышала. Эти рассказы возбудили её до предела. Все барьеры были сняты. Она положила руку на всё ещё стоящий член в своей киске и вдавила его в себя до отказа.

— ММ, - простонали родители.

Пальцы второй руки она сунула во влагалище мамы и волны небывалого удовольствия побежали по трём возбуждённым головам. Вздыхая и охая, они наслаждались необычными ощущениями трёх половых органов. Таня повернула голову к маме и та буквально впилась в её губы страстным поцелуем. Их языки играли друг с другом, нежно лаская губы. Таня разорвала поцелуй и повернулась к папе. Его губы так же впились в Танины, щетина как наждачная шкурка прошлась по её верхней губе, а его язык заблудился во рту, подводя всех к невидимой грани, после которой всегда и неизбежно обрушивается оргазм. Как только Таня переступила эту черту, она, напрягла член, сжала его киской, вдавила его в себя как можно глубже, согнула пальцы в маминой киске и всех троих тряхнуло невиданным оргазмом, умноженным на невероятное количество гормонов. Танины бёдра бросало вверх-вниз, руки неистово теребили член и киску мамы. Разорвав папин поцелуй, она закричала что было сил, оглушая всех пронзительным криком в агонии умопомрачительного оргазма. Член выплёвывал одну порцию спермы за другой, киска доила его, как доярка доит вымя коровы, и даже мочевой пузырь не выдержал и выпустил несколько струек мочи. Её долго трясло от оргазма и даже после него, она некоторое время не могла успокоиться. Как только киска сжимала член, приятные конвульсии снова дёргали её мышцы в чувствительном наслаждении.

— Такого я сама ещё не испытывала, - сказала Таня и, достав специальное для этих целей полотенце, стала вытирать половые органы.

— Потрясающе, это просто потрясающе, - шептала мама.

— Фантастика, такого не бывает, - восхищался папа, - эти ощущения невозможно описать! Я чувствую член и ещё два женских половых органа одновременно. Нет, я явно сошёл с ума или это всё мне просто снится, ущипните меня.

Таня легонько укусила его за мочку уха.

— Ну, как, теперь веришь, что это не сон? – засмеялась Таня и поцеловала его в губы не как дочь, а как любящая женщина.

— Нет, не верю, - оторвавшись от поцелуя, сказал Виктор, - и снова присосался к губам дочери.

Детишки в утробе Тани просто буянили на всю катушку, она только что заметила, что внутри неё идёт борьба за место, видимо им стало тесно от того что мышцы пресса сдавливали их некоторое время и теперь толкались всем что у них есть.

— Спокойно, тиши, тише, всё, уже всё, мама больше не будет так делать, - ласково успокаивала Таня детвору, поглаживая свой живот руками.

— Да, больше так не делай, - прошептала мама, - а то не только я с ума сойду, но и дети.

— А я уже сошёл, мне теперь хочется ещё и ещё испытывать это. – сказал папа.

— Копи тестостерон, утром будет так замечательно, что ты ещё раз с ума сойдёшь, - съязвила Таня, - только детишек поберечь нужно, чувствовал, как они брыкались?

— Да, я ещё и беременный, это точно фантастика, - счастливо улыбаясь, сказал отец, - два моих малыша скоро появятся на свет! Нет, я умру от счастья.

— Не умрёшь, я тебе не позволю, - чмокнув его в губы, сказала Таня, - кто тогда сына как мужика воспитывать будет? А, или внука? Кем он там тебе придётся? С кого он пример будет брать? Ведь даже, если ты просто будешь сидеть возле него и ковыряться в носу, то он, будет это делать по-мужски. Кто твоему сыну объяснять будет, что он мужик, а не баба. Или внуку, кто он там тебе будет?

— Сын... – задумался Виктор, - и внук.

Все снова рассмеялись.

— Хотя и говорят, что инцест – это плохо, я считаю, что кому хочется, пусть не сдерживает себя, это же так прекрасно, когда два или три человека любят друг друга, наслаждаются друг другом. Лишь бы не насильно, – задумчиво сказала мама.

— И ты не будешь меня ревновать к нашей дочери, когда мы получим обратно наши тела? – спросил папа у мамы.

— Не буду, если мы все вместе будем заниматься сексом, и ты будешь уделять мне столько же внимания, сколь уделял раньше, - ответила мама.

— Я так рада, что вы у меня такие... такие классные, - обрадовалась Таня, - я вас так люблю, так люблю, что всё бы отдала, лишь бы вы были всегда со мной.

— Отлично, я только за, - сказал папа, - а теперь давайте спать. Да, ещё вот что... Утренний стояк ещё никто не отменял, так что доча, держи детей руками, если что.

Все посмеялись над папиной шуткой и со счастливой улыбкой закрыли глаза. Через несколько минут, удовлетворённые все тихо посапывали, и каждый смотрел свой сладкий сон.

Таня сидела верхом на члене папы, полностью насадившись на него. Её огромный, беременный двумя детьми, живот лежал на его груди, и немного свисал на колени мамы, которая сидела на лице папы лицом к Тане, и елозила по нему своей киской, слегка прикасаясь своим животиком к животу Тани. Мама и Таня жадно целовались, облизывая губы друг друга, и тёрлись набухшими сосками своих полных грудей. Таня была уже на гране точки не возврата, перейдя которую уже невозможно отменить оргазм. Она наслаждалась этим чувством, не желая переходить эту черту, она хотела как можно дольше насладиться этим прекрасным чувством, поэтому просто сидела, проглотив своей киской член папы, играя им своим влагалищем, и наслаждалась ласками мамы. Вдруг мама задёргалась, прижалась к груди Тани и своим феерическим оргазмом толкнула её за эту черту. Таня крепко обняла маму, прижавшись к её груди, двинула бёдрами и тоже затряслась сладким оргазмом. С первыми спазмами она почувствовала, как папин член дрогнул, и в неё сладкими струйками забрызгала сперма. Папа схватил её за попу и крепче насадил на свой извергающийся вулкан. Все трое испытывали один потрясающий оргазм, от которого просто сносило крышу. Мама схватила Танин живот и придерживала его, пока оргазм не перестал трясти их тела.

— ММ, - услышала Таня с обеих сторон и проснулась. Изредка подёргиваясь от только что полученного оргазма.

Она открыла глаза и почувствовала на своих щеках горячие поцелуи своих родителей.

— Спасибо, доча, это было просто замечательно, - прошептала мама, целуя Таню в разрумянившуюся щёчку.

— Спасибо, доченька, давненько я так много и долго не кончал, да и член так твёрдо давно не стоял, думал, сейчас лопнет от напряжения, - сказал папа, целуя щёчку Тани и щекоча её своей щетиной.

— Это вам спасибо, мои хорошие, если бы не вы, меня бы вообще на свете не было, как же я вас люблю! – сказала Таня и по очереди поцеловала губы родителей.

Ещё немного понежившись, Таня погладила свой живот.

– Пап, мам, как вы себя чувствуете? Голова не болит? Если буду вставать, вас придерживать нужно? – осторожно приподнимаясь, спросила Таня.

— Я нормально, - отозвалась мама.

— Я тоже в порядке, - удерживая свою голову самостоятельно, сказал папа.

— Тогда в душ и завтракать. На завтрак сегодня солёная селёдка и торт, отпразднуем первый семейный секс, - рассмеялась Таня, держась за живот.

— Отличное меню беременной семьи, никогда бы не подумал, что буду есть такое, а главное хотеть это съесть, - засмеялся папа.

— Ты же дважды беременный, - засмеялась мама, - тебе два миллиона положено.

— А может, оставим всё как есть и будем рожать по два ребёнка два раза в год? – засмеялась Таня.

— Вот бы ещё телом управлять, тогда можно бы и оставить, - сказал папа, еле сдерживаясь от смеха.

— Ага, доверь козлу капусту, ты же тогда мою киску подвинешь поближе к своему члену и будешь целыми днями иметь нас по очереди, - не унималась мама.

— Да, подвину, расположу их рядышком вдоль, а лучше поперёк и ещё один член отращу, и яйца увеличу раз в пять, вот тогда ваши киски одновременно будут моими, я тогда члены вообще вытаскивать не буду, пусть в кисках живут, - заливался от смеха папа.

— Ага, а рожать буду я, причём по два раза в год по два ребёнка, и не рожать, а просто выплёвывать вундеркиндов как автомат, пусть страна радуется.

Все хохотали от собственных выдумок, мечтательно закатывая глаза, и прикалывая друг друга, пока Таня не устала от смеха и снова не повалилась на свою кровать.

— У нас есть ещё две недели для безудержного секса, - сказала Таня, заталкивая папин член в свою киску, - не будем терять время.

— Ох, Танечка, держи своё пузо, не растряси малышей как в прошлый раз, - прошептала мама, целуя её в щёчку.

* * *

Две недели пролетели как один день. Таня вставала с постели только чтобы покушать и сходить в туалет, а заодно помыться в душе. Они безудержно занимались сексом, а в перерывах разговаривали, строили планы и делились впечатлениями. Настал день, когда головы родителей нужно было пришивать к своим телам.

— Роб, подключи меня к своей базе, я тебе солью инструкцию по пересадке голов на свои тела, - сказал папа.

Таня села в кресло и прицепила электроды к папиной голове. Когда всё было готово, папа провёл последний инструктаж Робу.

— Поле регенерации Тани направь излучение поля не на всё её тело, а только на её плечи и трахею, в то место, из которого вынешь лишние трубки. Это для того, чтобы в процессе регенерации тебе не пришлось принимать у неё роды. Если излучение попадёт на плод, то плод будет расти в ускоренном темпе.

— Полностью исключить попадание поля на плод невозможно, но можно его уменьшить, применив защитный экран, - поправил его Роб.

— Оцени степень риска и рассчитай, на каком месяце беременности проснётся Таня.

— Рисков нет, возраст обеих плодов будет составлять тридцать семь недель, - подсчитал Роб.

— Подсчитай расчётное время приращения голов к нашим телам и время полного восстановления.

— Десять дней, - подсчитал Роб.

— Значит, после нашего пробуждения до родов Тани останется примерно полторы недели. Отлично. Приступай.

— Роб сделал укол, и Таня вместе с головами родителей погрузилась в мир надежд и ожиданий.

Таня открыла глаза, в голове как всегда шумело. Она положила свою руку себе на живот.

— Ого, какой он огромный, - удивилась Таня, - Роб, всё в порядке?

— Всё идет по плану, - ответил Роб, - отклонений от графика нет.

— Какой срок моей беременности?

— Тридцать семь с половиной недель.

— Нормально, через сколько дней проснутся мама с папой?

— Через семь дней, - ответил Роб.

Таня попыталась встать, но её живот был настолько тяжёл и огромен, что самостоятельно она смогла только приподняться на локти.

— Роб, помоги встать, - попросила Таня.

Роб протянул к ней манипуляторы, давая возможность ухватиться за них руками и встать. Таня зашла в душевую кабинку, смыла с себя все жидкости и направилась наверх. Посмотрев на крутую лестницу, она крикнула Робу, что пока не родит, больше сюда не спустится и медленно по одной ступеньке с небольшими перерывами на отдых поднялась наверх. Ей очень хотелось кушать. Открыв холодильник, она достала недоеденную селёдку и большоё яблоко. Подкрепившись, она легла на кровать, догрызла яблоко, положила огрызок на тумбочку и сладко задремала.

Проснулась она от того, что папин член стоял по стойке смирно не в её киске, а снаружи, прижав её клитор, а головка полностью утонула в маминой киске. Из-за того, что живот сильно вырос и теперь свисал над лобком, влагалище мамы теперь находилось точно над членом папы. Таня не видела, но отчётливо чувствовала, как член, напрягаясь, глубже входит в киску, чуть двигаясь в ней, и сильнее прижимает её клитор, вызывая приятные ощущения. Таня приподнялась на локти, потом с трудом выпрямила руки и села, член тут же наполовину скрылся во влагалище мамы, вернее, влагалище под тяжестью живота наехало на член, поглотив его на половину, и нежно обхватило его своими влажными стенками.

— ММ, - вырвалось из Тани и она начала немного раскачиваться вперёд-назад, то наезжая на член, то вытаскивая его почти полностью. Таких ощущений Таня ещё не испытывала. Член елозил по маминому влагалищу, приятно тёрся о его стенки, а киска, сжимая его, не давала выйти полностью, крепко сжимая мышцы чуть ниже головки. С каждым качком живота возбуждение Тани нарастало, всё приятней и приятней были наезды киски на член, и Таня стремительно приближалась к оргазму. Амплитуда с каждым качком становилась всё больше и больше, и вот Танины руки чуть сильнее надавили на живот, киска насадилась глубже обычного и... Член задёргался, брызгая тугими порциями спермы внутрь маминого влагалища, а руки Тани удерживали живот, чтобы киска как можно глубже насадилась на член.

— ААА, - закричала Таня, не в силах сдерживаться от конвульсий, она зажмурила глаза и наслаждалась прекрасными волнами по всему телу, разливающимися в такт с членом. Когда оргазм затих, Таня ещё некоторое время наслаждалась блаженством эйфории, а потом медленно легла на спину и стала успокаивать детишек, которые вовсю пинали её изнутри.

— Всё, всё, мои маленькие, всё, мои хорошие, вам же тоже было приятно. Как же без этого? Вот вырастите, тоже будете так сладко кончать, а может быть и слаще, - успокаивала Таня детишек. Когда они успокоились, она повернулась на бок, насколько позволял живот, и снова задремала.

День шёл за днём, Таня ждала, когда дверь в её комнату откроется, и на пороге появятся её родители. Конечно, ей было очень жаль, что родители войдут к ней без половых органов. Она уже тысячу раз представляла себе, как сядет на папин член до упора и будет целовать киску мамы. Потом представляла, как увидит, что папин член войдёт в киску мамы, а она в это время будет лизать ей клитор, а потом, когда он кончит в неё, она возьмёт в рот папин орган и оближет, а потом присосётся к маминой киске и высосет из неё всё, что папа накончал. В который раз она уснула с этими мыслями после сокрушительного вечернего оргазма, и ей снова приснился удивительный сон.

Таня лежала на спине, положив руки на свои прилично увеличившиеся груди, из которых медленно, по капельке текло молозиво. Папа с мамой подошли к ней с двух сторон и стали нежно гладить её в четыре руки. Одна мамина рука гладила огромный Танин живот, а вторая ухватилась за её член и стала медленно ласкать его вверх-вниз, от чего он быстро стал наливаться, приятно возбуждая её. Папа пальцами одной руки закопался в волосы Тани на её голове и стал целовать её в губы, а пальцами второй руки забрался глубоко в киску мамы на Танином лобке и медленно шевелил ими. Мама дождалась, когда член Тани встанет, и недолго думая направила его в свой ротик, лаская головку своим гладеньким язычком. Папа прервал нежный поцелуй, повернул её голову к себе и прислонил головку своего члена к её губам. Таня ни капли не сомневаясь, открыла свой ротик и впустила папину плоть в себя. Он медленно входил, пока не упёрся в нёбо, затем остановился и стал немного покачиваться вперёд-назад. Таня млела от таких действий, тихо постанывая, и сжимала пальцы папы маминой киской. Через несколько минут Таня почувствовала, как приближается к оргазму. Мама положила вторую руку Тане на живот и стала быстрее насаживать свой рот на член. Таня сильнее сжала свои груди, её бёдра дёрнулись, глубже вогнав член в мамин рот. Она почувствовала, как сперма из её члена стала заливать рот мамы мощными струями, а киска сжала папины пальцы, сильнее насаживаясь на них, а папа зашевелил ими ещё быстрее, вызывая у Тани такой бурный оргазм, которого она никогда не испытывала.

Таня проснулась, но член из её сна не пропал, она явно ощущала его на своём языке. Она открыла глаза и увидела, как твёрдая плоть росла из бритого лобка и покоилась у неё во рту, а рука всё так же держала её голову. Член Тани постепенно уменьшался в размерах и его отпустил чей-то рот. Пальцы покинули мамину киску, а руки продолжали держать и гладить её живот. Когда оргазм Тани закончился, член покинул её рот, рука отпустила голову, и она увидела папу.

— Папа, привет, наконец-то я дождалась, - чуть не плача от счастья, воскликнула Таня.

— Привет, малыш, - сказал папа, наклонился и поцеловал её в губы.

Таня заглянула за свой живот, загораживающий обзор, и увидела маму.

— Мамуля, рада тебя видеть живой и здоровой.

— Привет, солнышко наше ненаглядное, вот решили тебе сюрприз сделать, - поднимаясь из-за живота Тани, радостно отозвалась мама.

— Как я рада, что мы снова вместе, сказала Таня и потянула маму к себе, чтобы поцеловать её.

— Мы тоже рады, но сюрприз ещё не закончился, так что приподними попу, я подложу под неё подушечку, - поцеловав Таню, сказала мама и взяла в руки подушку. Папа приподнял Танину попу над кроватью, а мама проворно сунула под неё подушку, и он плавно опустил на неё Таню. Теперь папа стоял на коленях между ног Тани, а мама перекинула одну ногу через голову Тани, встав на колени лицом к папе, и приблизила свою киску к её губам.

— А откуда у вас половые органы? – спросила Таня и лизнула киску мамы язычком.

— Ах, - услышала она голос мамы.

— У нас есть технология выращивания любого органа человека из одной клетки, - ответил папа, вставляя свой член в Танину киску.

— ММ, - промычала Таня толи в ответ, толи от удовольствия, чувствуя нарастающее возбуждение и её член начал набухать.

Папа до конца вогнал свой член в кику Тани, потом вынул его и вставил туда быстро растущий член дочери. Как только он провалился в её киску, папа приставил член к влагалищу мамы, которое на лобке Тани, и медленно вошёл в неё, прижавшись своими яйцами к клитору Таниной киски. Дочь обхватила руками бёдра мамы, потянула их на себя и сунула свой язык в её влагалище.

— ММ, - простонала мама и начала ласково лизать мамин клитор и губки так, как представляла это себе много раз.

Папа, подержав свой член несколько секунд в киске, начал постепенно водить им туда-сюда, и Таня улетела в мир экстаза. Она впервые чувствовала два папиных члена в себе, один из которых двигался. Возбуждение так быстро нарастало, что Таня кончила буквально через несколько толчков. Он почувствовал, что дочь кончает, ускорил свои движения и Таня, закричав в киску мамы, снова кончила. Она чувствовала, как сперма из её члена просто хлещет в самую глубину её киски. Чувствовала, как снующий член папы, скользит в маминой вагине. Как через растянутые стенки обеих влагалищ отчётливо чувствуются толчки папиного члена. Даже её член, торчащий в её киске, чувствовал толчки папы, вызывая огромное удовольствие в нём. Все эти органы давали ей такое наслаждение, что она кончала раз за разом, не прекращая кричать в киску мамы, тыкаясь в неё языком и носом. Вскоре мама тоже дёрнулась, прижалась сильнее к кричащему рту Тани и, тоже закричала, забившись в оргазме. Папа, сделав ещё несколько толчков, дёрнулся, прижался к Тане и его член забился, стреляя мощными струями спермы в самую глубину пришитого влагалища. Таня, ещё не отошедшая от предыдущего оргазма, снова задрожала, и её член опять задёргался, выстреливая последние капли спермы, а обе киски выдаивали из их всё и жадно принимали в себя нектар любви, плотно зажав члены, не давая ни кали пролиться наружу. Таня не чувствовала ничего, кроме безграничного удовольствия, такого фейерверка оргазмов не было даже на стиральной машинке. В голове шумело, уши заложило, сердечко готово было вот-вот выпрыгнуть из груди, а детки в утробе просто прыгали толи от счастья, толи от того, что их немного потрясли и они проснулись. Таня через силу положила руки на живот, и не в силах погладить его просто держала ладони, согревая его их своим теплом.

— Всё, Витя, хватит, - сказала мама и отстранилась от дочери, а папа медленно вытащил свой член, затем просунул руку и вытащил полуопавший член Тани из её киски, подложив полотенце под хлынувшую из обеих кисок сперму.

Мама и папа легли рядом с Таней по обе стороны, и каждый из них положил руку на её живот и ласково поглаживал его, успокаивая детишек. Через несколько минут Таня пришла в себя.

— Как же долго я вас ждала, - сказала Таня уставшим голосом, и по очереди поцеловала родителей. – Как же я хочу спать. Можно я немного посплю?

— Конечно спи, спи, моя сладкая, - мама чмокнула её в щёчку, - а мы пойдем, поработаем.

Через несколько часов родители вернулись к Тане, которая всё ещё спала с умиротворённым личиком, лёжа полу боком, и мирно посапывала. Мама легла перед дочерью на спину, а папа лёг на маму, поцеловал её груди, а потом поднялся повыше, и они слились в страстном поцелуе. Таня проснулась и открыла глаза. Член папы встал, мама раздвинула ноги, согнула их в коленях и поглотила своей киской его член. Папа, не разрывая поцелуй, просунул руки под маму, обнял её за плечи, прижался к её упругой груди и начал возбуждающе двигать своим тазом, вгоняя свой член в её чавкающую киску. Зрелище для Тани было потрясающим, она никогда не видела половой акт без её участия, да ещё на расстоянии вытянутой руки. Её киски моментально намокли, а член встал и торчал между её располневших ляжек, сияя своей блестящей розовой головкой. Мама начала громко стонать и подмахивать, а папа оторвался от её губ, приподнялся на руках и стал вгонять в маму свой член в ускоренном темпе, запрокидывая голову назад, явно сдерживая приближение оргазма, чтобы не взорваться раньше мамы. Через некоторое время мама задрожала, сильнее насаживаясь на член папы, обняла его за шею и потянула на себя. Папа, не прекращая своих размашистых движений, лёг на маму, снова просунул руки под её плечи, они крепко прижались друг к другу, забились в потрясающем оргазме, сотрясая всю комнату своими криками. Когда их оргазм закончился, мама выпрямила ноги, зажав член папы в своей киске, а папа, наоборот раздвинул свои, перекинув их через мамины. Они, тяжело дыша, снова целовались, пока их дыхание не успокоилось, а затем папа стал медленно вытаскивать свой зажатый член из киски мамы, выжимая из него последние капли спермы и оставляя её во влагалище.

— Вы такие милые, - сказала Таня, - как же я вас люблю.

Таня стала подниматься, садясь на кровать, и почувствовала, как из киски, что над её лобком потекла вода и стала разливаться по простыне большой лужей.

— Ой, что это? – Изумлённо спросила Таня, пытаясь заглянуть себе между ног.

Мама быстро вылезла из под папы, сунула руку к Таниным гениталиям, испачкала её выделениями и понюхала.

— Милая, это воды отходят, ты сегодня будешь рожать, - сказала мама, сияющей улыбкой и поцеловала дочь.

— Ой, мамочки, - испугано взвизгнула Таня.

— Не бойся, солнышко, все женщины рожают, и ты родишь. Такая уж наша бабья доля. Давай, лапочка, потихоньку вставай, нам нужно спуститься в лабораторию, там уже всё готово к твоим родам. Ты уснёшь и проснёшься, когда уже всё кончится.

— Я не дойду, там лестница крутая, я упаду.

— Мы с папой будем тебя держать, так что ничего не бойся.

Мама помогла Тане встать на пол, и из неё снова хлынул поток прозрачной жидкости, но теперь уже из её киски, предвещая, что рожать она будет сразу двоих. Медленно, шаг за шагом, они добрались до лестницы. Мама с папой взяли её под руки с обеих сторон, и они начали небезопасный спуск. Ступенька за ступенькой покорялась Тане. Оставалось всего ничего, как Таня почувствовала резкую боль. Внутри неё всё сжалось, пытаясь выдавить содержимое живота наружу.

— Ай, - закричала Таня, схватившись за живот, - мама, больно, - заверещала Таня.

— Не бойся, это схватки начинаются, потерпи, милая сейчас отпустит, - успокоила её мама и они остановились.

Через минуту схватки отступили и папа, взяв дочь на руки, с огромным трудом, соблюдая все предосторожности, пронёс тяжёлую ношу оставшиеся ступеньки. Через несколько минут Таня лежала в гинекологическо-космическом кресле, широко раздвинув ноги, и кричала от схваток, а мама с папой готовились принимать роды.

— Роб, оцени состояние роженицы, сказал папа и тот заморгал светодиодами.

— Состояние роженицы в пределах нормы, оба плода находятся возле своих маток, выход обоих плодов будет происходить одновременно. Рекомендуется Кесарево сечение.

— Хорошо, готовь всё к операции, скомандовал папа и сделал Тане укол.

* * *

Таня проснулась от крика двух младенцев. Она открыла глаза и увидела картину, умиляющую её сознание. Папа держал на руках ребёнка, завёрнутого в пелёнку, и качал его, стараясь успокоить, чуть ли не бегая вокруг термостола, в котором лежала Таня. Мама вслед за ним, носилась со вторым. Папа увидел, что Таня проснулась, и резко встал, как вкопанный, а мама врезалась в его спину лбом, как машина на перекрёстке, у которой отказали тормоза.

— Скорее в душ и кормить, - глядя на Таню, сказал папа, они уже полчаса как кушать хотят, а ты всё спишь.

Таня пулей вылетела из жидкости и, разбрызгивая её во все стороны, шлёпала босыми ногами, залетая в душ. Стоя под тёплыми струями, она быстро смыла с себя всё и провела рукой по своим гениталиям. Из всех них осталась только её киска. Не было ни члена с яйцами, ни маминой вагины.

— Ну и хорошо, - подумала про себя Таня, выключила душ и, не вытираясь, села на кушетку. Мама с одной стороны, а папа с другой прислонили крохотные ротики детишек к её соскам. Детишки, быстро поймав их, присосались, а Таня съёжилась от нахлынувшего удовольствия. Наступила привычная тишина для этого места. Только тихие почмокивания нарушали её спокойствие. Минут через пять интенсивного высасывания молока, детишки остановили свой насосики, и тихонько засопели, погрузившись в глубокий сон.

Мама и папа осторожно оторвали малышей от грудей и кивком головы показали Тане, чтобы она поднималась наверх. В комнате уже стояли две детские кроватки, два стола для пеленания и всякие шкафчики с цветными рисунками. Положив детей и, включив радионяню, мама и папа взяли Таню за руки и, увлекая её за собой, повели в свою спальню. Там, в центре комнаты, стояла одна большущая красивая кровать, украшенная цветными врезками и бархатом.

— Отличный траходром, - улыбнувшись, сказала Таня и спиной растянулась на ней, раскинув руки в разные стороны, так и не дотянувшись до краёв.

— Всё готово для лишения тебя девственности, радость моя, - сказала мама, присасываясь к её соску на груди и высасывая тоненькие струйки молока.

— Но я же уже не девушка, - улыбнулась Таня, - на всякий случай потянулась к своей киске, проверить.

— Девушка, девушка, - улыбаясь, сказал папа, присасываясь ко второму соску.

Таня сунула пальчик в свою киску и наткнулась на девственную плеву.

— Ого, и правда, девушка. Пап, твоя работа? – спросила Таня, еле сдерживаясь от смеха.

— Моя, - сказал папа, на секунду оторвавшись от соска, - я твою маму три раза девственности лишал.

— А теперь ещё и дочку будешь? – поглаживая его голову со своим соском во рту, спросила Таня.

— МГМ, - ответил Виктор с полным ртом молока, не отрываясь от груди.

Танина киска сжалась от удовольствия, исходящее от грудей и от осознания того, что папа сейчас ляжет на неё и войдёт в её киску.

— Ну, давай, папочка, твоя доченька уже готова, - промурлыкала Таня и ухватилась за его уже отвердевшую плоть.

Папа перекинул одну ногу через Танину и прижался к ней всем телом, прижав свой член к её ляжке. Волна удовольствия прокатилась по всему Таниному телу, и она встретила его губы жарким поцелуем. Мама оторвалась от груди Тани, проглотила молоко и немного отодвинулась в сторону, чтобы занять позицию наблюдателя и не мешать им.

Папа перекинул вторую ногу и теперь он лежал между её ног, а его член улёгся уздечкой на клитор, разливая нежность по Таниной киске. Таня легонько двинула бёдрами, скользя по члену своим чувственным бутончиком, томно вздыхая и постанывая от удовольствия. Папа, оторвавшись от сладких губ Тани, завис над ней на вытянутых руках и сильнее проехал членом по её клитору, от чего Таня дёрнулась и прижала его яйца к своей киске.

— Папочка, миленький, не томи, - вздыхала Таня, дрожа от желания принять в себя папу и ощутить себя полностью натянутой на этот желанный орган.

Папа двинулся назад, мама, наблюдающая с большим интересом за всем процессом, схватила его за член и приставила к входу в киску дочери. Половые губки раздвинулись и папа, почувствовав преграду, начал мелкими быстрыми толчками двигаться вперёд-назад. Киска громко хлюпала и чавкала соками, готовая в любой момент поглотить его до основания. Таня еле сдерживала себя, чтобы не насадиться на это желанный орган, балансируя на гране оргазма. Чувствуя, что её вот-вот начнёт трясти, она потянула папу на себя, а он просунул руки под неё, обнял за плечи и припал к её губам. Таня почувствовала, что перешла ту черту, после которой оргазм неизбежен, схватила папину попу, потянула её на себя и резко дёрнула своими бёдрами вверх. Плева даже не успела хрустнуть, как член папы влетел во влагалище Тани и моментально заполнил всю её киску собой. Всё, о чём Таня мечтала - сбылось. Она просто забилась в умопомрачительном оргазме, а когда почувствовала, что папин член дрогнул внутри неё, орошая самую глубину её тела спермой, она крепко обняла папу руками и ногами, и просто вдавила его в себя, принимая его плодотворное семя и обливая его грудь грудным молоком. Она чувствовала, как папа содрогается всем телом в такт выстрелам его члена, который накачивал Таню, желая оплодотворить её, а тело Тани вторило ему, желая оплодотвориться, и выдаивало из папы всё до последней капли.



Архив историй и порно рассказов
Секс по телефону
Секс по телефону!