Порно рассказы » Классика » Бывшая теща

Бывшая теща

Классика / Кунилингус / Минет

Апрельский пятничный вечер создавал впечатление, что сейчас и не весна вовсе, а осень, причем поздняя. Ветер бил в лицо мелкими дождинками, что аж дух перехватывало. Я добежал до машины и плюхнулся внутрь. Часы уверяли, будто бы сейчас восемнадцать ноль-ноль, но небо закрыли черные тучи, потемнело, и создавалось впечатление, что уже глубокий вечер. Я растекся по сидению бесформенной субстанцией. Неделя выдалась сумасшедшей и сейчас хотелось только одного — это домой и спать.

Я так и уснул бы под размеренную симфонию работающего двигателя, если бы не телефонный звонок. Потряс гривой и посмотрел на дисплей — Ирина Сергеевна.

— Да! Здравствуйте Ирин Сергевна, — пробубнил я в трубку.

— Привет, Сереж... Чего у тебя голос такой? Ты спал?

— Нет, я с работы еду... Ну, то есть сейчас уже поеду. Разморило в машине чуть-чуть... — сказал я, подавляя нахлынувшую зевоту. — А вас, Ирина Сергевна, поздравляю с днем рождения... Ну, и желаю всего самого-самого... Вы уж извините, я говорить не мастак.

— Ой, спасибо! — зарделась моя бывшая теща «на том конце провода». — Помнишь, значит...

— Помню, конечно. Я и заехать хотел, поздравить, но думал завтра это сделать... Не хочу с Катей пересекаться лишний раз... Сами понимаете.

— Понимаю, но ты можешь и сейчас приехать, — выдохнула в трубку женщина. — Катьки здесь нет, так что не переживай, не встретитесь.

— Да я не переживаю, — протянул я, почесывая репу. — Через час-полтора нормально будет?

— Более чем! Давай, жду тебя! — и отключилась.

Я убрал телефон и закурил. Ехать-то совсем не хочется. Пятница, вечер, на дорогах сплошные пробки, да и погода шепчет. Еще надо домой заскочить, душ принять. И цветы хоть какие-нибудь купить. Ладно, делать нечего, раз назвался груздем — надо лезть в кузовок.

С Катериной, дочерью Ирины Сергеевны, мы познакомились еще в институте. Она перевелась на наш факультет на третьем курсе из другого ВУЗа. Познакомились, начали встречаться, переспали... Переспали как раз в квартире Ирины Сергеевны, где она нас благополучно и поймала за этим делом, но сильно не рассердилась. По окончании института мы с Катюхой без лишней помпы расписались и начали жить вместе в моей квартире, доставшейся мне от родителей.

Катька была девушка горячая, боевая, что мне в ней и нравилось. Но нравилось мне это только до свадьбы. Хотя вру, первые полгода были почти хороши, а вот потом началось... Потому как одно дело встречаться, пусть даже и каждый день, но совсем другое — жить вместе. Видимо задавил быт, моральные и материальные проблемы, борьба характеров и еще невесть что... В общем, не суть важно. Важно то, что еще год помучавшись в браке, мы с Катькой развелись, опять же не без грандиозного скандала. Короче, друзьями мы не остались, отношений не поддерживаем. Чего не скажешь в отношении Ирины Сергеевны.

Эта милейшая женщина с первых дней пропиталась ко мне какой-то материнской любовью и почти в любом споре с Катериной я чувствовал ее поддержку. Как настоящий миротворец теща после каждой нашей ссоры накидывала мосты между мной и Катькой, и если бы не она мы разбежались бы еще раньше.

С момента развода прошло уже два года, но мое общение с бывшей тещей не закончилось. Его стало в какой-то мере даже больше — поздравления с праздниками, всякими новыми годами и восьмыми мартами, не говоря уже о дне рождения. Ей надо с чем-то помочь — она звонит мне, мне надо что-то спросить — я звоню ей. К тому же, Ирина Сергеевна обладательница вполне себе красивой внешности, не худа и не полна... Но что более важно, это ее характер. Добрая, умеющая слушать и слышать, какая-то нежная вся, что ли... Не раз ловил себя на мысли, что если бы Катька была хоть на половину такой, как мать, то все у нас сложилось бы иначе. Ну да ладно. В конце концов, и с меня пятьдесят процентов вины снимать было бы неправильно.

Через час я уже стоял у нужных дверей с цветами и мучал кнопку звонка. Дверь решительно никто не открывал. Я уже собрался было уходить, как раздался лязг замка, дверь открылась и показалась голова Ирины Сергеевны:

— Привет, Сереж... Ты проходи, я скоро. Раздевайся пока, — и упорхнула вглубь квартиры.

Я вошел, скинул куртку, туфли.

— Ты проходи на кухню! — донесся из глубины квартиры звонкий голос. — Я после нашего разговора уснула... Я скоро!

Квартира у бывшей тещи была небольшая, двухкомнатная, но уютная — кухня, небольшой зал и спальня. Что еще надо, чтобы встретить старость... Я взял вазу с холодильника, впихнул туда букет, налил внутрь воды и водрузил ее на стол. На столе стояла пепельница, полная окурков, и бокал для вина. Не мудрено, что даму разморило, видать, вечер был полон алкоголя и никотина. Пичем никотин выступал в качестве закуски.

Из зала в кухню вполз кот по имени Кент, посмотрел на меня, как на говно, и принялся лизать яйца, показывая этим самым свое ко мне отношение.

— Ну давай, рассказывай, как у тебя дела. Я пока сварганю что-нибудь на стол. Ты ведь посидишь со мной? — заломила бровь влетевшая в кухню Ирина Сергеевна. Она переоделась в джинсы и водолазку, которые выгодно подчеркивали ее «выдающиеся стороны».

— Ну, во первых, с днем рождения вас, — сказал я, поподвигая вазу с цветами рукой в сторону именинницы. — А на счет посидеть... Я вроде как за рулем... Не планировал я надолго задерживаться.

— Грешно это, бросать старую больную женщину на произвол судьбы, молодой человек. — бывшая теща вдохнула цветочный запах. — Спасибо, Сережа. Люблю тюльпаны. Завтра ведь выходной. Если что, то я тебе и здесь постелю. Не чужие же люди. Или ты к даме сердца спешишь?

— Нет у меня дамы сердца, — я уселся за стол. — Поэтому никуда не спешу. Просто думал спать завалиться.

— Отоспишься еще, — сказала она, перетаскивая из холодильника на стол фрукты. — Мне бы твои годы, как говорится... Это я должна уже спать хотеть, а не ты.

Предпоследним штрихом на столе появилась бутылка вина, а последним — сама виновница торжества, но уже не на столе, а за столом.

После часа посиделок женщина порядком раскраснелась и щебетала практически не останавливаясь. Поведала мне обо всем том, что с ней случилось, пока мы не виделись. Да и для меня время полетело быстрее. Конец рабочей недели как нельзя лучше подходит для расслабона в обществе симпотичной женщины. И не беда, что эта женщина на двадцать лет старше. Заодно узнал последние новости о бывшей жене:

— Катька уж месяца два как связалась с каким-то не то корейцем, не то китайцем... В общем, чуть ли не к свадьбе дело идет. Но у нее и с прошлым, Стасом этим, дело тоже к свадьбе шло... Короче, я ее эти два месяца и не видела даже, а сегодня вот поругались с утра. И не посмотрела же, что какой-никакой, а праздник у меня... Вылила ушат помоев и ушла.

— Из за чего поругались? — поинтересовался я, уминая виноград.

— Все из за того же. Не нравится мне ее новый... — вздохнула Ирина Сергеевна. — Да ладно... Лучше расскажи, ты-то почему все один? Ладно я, старуха, сижу одна в день рождения...

— Бросте вы уже, Ирин Сергевна, старушкой-то себя называть. Вы женщина красивая, видная... — хрюкнул я, улыбнувшись. — Был бы я помоложе...

— Да ну тебя! — отмахнулась экс-теща, смеясь. — Аж в краску вогнал. Был бы он помоложе... Жарко даже стало.

Она встала и потянулась открыть окно, предварительно отдернув занавеску. Я же в это время в очередной раз оценил формы именинницы, благо было что оценить. Крупная попа на крепких ногах, вполне себе сносная талия... Добавь деку и получится гитара. И мне все больше и больше хотелось на ней поиграть. Обычно своих целей я добиваюсь, поэтому когда Ирина Сергеевна села обратно на свое место, я смотрел на нее уже совсем по другому. Конечно, я и раньше расценивал свою тещу как объект сексуального интереса... Когда еще с Катей жили я всегда тайком засматривался на нее, но никогда никаких поползновений не предпринимал. И не сказать, чтоб я сильно опьянел — что такое бутылка вина на двоих для здорового двадцатисемилетнего парня. Просто именно сейчас я ее захотел и не видел причин не попытать счастья. Видимо, что-то такое читалось в моих глазах, потому что бывшая теща, встретившись со мной взглядом, осеклась и спросила:

— Сереж, ты чего?..

— Да так, ничего... — ответил я, встав со стула.

Обогнув стол, я взял ее за руку и слегка потянув на себя, попросил:

— Ирин Сергевна, встаньте, пожалуйста.

Спавший на полу Кент поднял башку, почуяв неладное, а бывшая теща встала со своего места, недоуменно глядя на меня. Потом окинула взглядом себя:

— У меня что, с одеждой что-то не то?

— Да нет, с одеждой все нормально, — не отпуская ее руку, я приблизился к ней настолько, что ее пухлая грудь коснулась моей. Ирина Сергеевна замерла на месте, как вкопанная, глядя на меня широко распахнутыми глазами. Яростного сопротивления не было, поэтому я крепко прижал ее к себе и накрыл своими губами ее губы.

Быть отвергнутым я боялся мало, скандала я боялся еще меньше. В конце концов, все можно свалить на алкоголь, извиниться, уйти и никогда больше не попадаться ей на глаза. Но отвергнутым я не стал, и скандала тоже не последовало. Ирина Сергеевна обмякла в моих руках, правда отвечать на поцелуй тоже не спешила, все еще находясь в легкой прострации. Я же времени не терял, ощупывая руками пятую точку женщины, к тому же бывшая теща стала проявлять признаки жизни, начав отвечать мне на поцелуй и через полминуты мы с ней во всю сосались, наполнив кухню звуками сопений и причмокиваний.

Ирина Сергеевна отрвалась от меня и слегка уперлась мне в грудь руками:

— Ты что же это, соблазнить меня решил? — ее глаза уже заволокло пеленой возбуждения, а в голосе просквозили шальные нотки.

Я молча развернул мадам к себе спиной и схватился руками за пуговицу на ее джинсах. Руки у меня тряслись, поэтому проклятая заклепка, — или как ее там, — совсем не поддавалась. Ирина Сергеевна (хотя, какая она уже Сергеевна) сама ловко справилась со своей застежкой и я потянул ее джинсы вниз по округлым бедрам. Это было не так то просто, но терпение и труд все перетрут — гласит народная мудрость, и не зря. Двацать секунд возбужденного пыхтежа и джинсы, вместе с трусами, были спущены по колени, а Ирина лежала грудью на столе прямо на винограде. У меня мелькнула мысль, мол, кирдык ее белой водолазке, но тут же улетучилась, потому что прямо передо мной белели мягкие ягодицы бывшей тещи.

Прелюдия Ирине не требовалась, она текла как испорченый смеситель, да и мне было уже не до предварительных ласк. Мой член на секунду показался из брюк, чтобы тут же спрятаться в горячей и влажной женской плоти. Ирина что-то неразборчиво промычала, а я заработал бедрами. Стол заскрипел, посуда на столе забрякала, виноград под грудью Иры почувствовал себя будущим вином, кот Кент почувствовал зависть.

Ирина, тихонько подвывая, вцепилась руками в края столешницы, смахнув при этом на пол две тарелки. Кошак, от греха подальше, дернул из кухни, а Ирина задрожала, зашипела, и видимо начала кончать. Быстро она, промелькнуло у меня в голове... Но это и к лучшему, что быстро, потому что я тоже уже был на пределе. Вид расплющивающейся от шлепков задницы сделал свое дело и я почувствовал что вот-вот кончу. Заметались в голове мысли — куда кончать-то... внутрь, или вытаскивать. Но Ира как будто поняла и, заикаясь, простонала:

— Сережа, в меня!... Кончай в меня... В меня можно...

Не успела она договорить, как уже была заполнена до краев моей спермой, которой и правда было много. Месячное воздержание дало о себе знать... Я поцеловал ее в плечо и упал на стул, откинувшись на спинку и тяжело отдуваясь, как после стометровки. Ирина вытащила откуда-то полотенце и бросив его на свой табурет села на него сверху, что бы не заляпать все семенем. Мы посмотрели друг на друга. Ирина облокотилась на стол и сказала:

— Блин, ноги трясуться... — и посмотрела на меня долгим взглядом. — Ну и что мы с тобой сейчас наделали?

— А ты разве не знаешь как это называется?

Ира задумчиво протянула:

— Странно слышать как ты меня на «ты»...

— Я могу и дальше «выкать», Ирина Сергевна. Не вопрос. — сказал я, натягивая обратно скатившиеся вниз во время акта брюки. — Но вряд ли это целесообразно.

— Да нет уж, какое тут «вы»... — вздохнула Ирина. — Пойдем, что ли, покурим?

Ира ушла в ванную, а я вышел на балкон. На часах было слегка за полночь. Прохладно, но оно и к лучшему. Тучи уже разошлись

и с темного неба вниз смотрели тусклые редкие звезды. Под балконом, во дворе Ириного дома, рядом с моим «фокусом», стояла черная машина, из которой негромко доносилась музыка. Я закурил, облокотившись на парапет. Машина тронулась и тихонько скрылась за углом соседнего дома.

Ирина встала рядом со мной. Она была в халате, видимо, уже приняв водные процедуры. Стоило ей коснуться меня своим предплечьем, как мой боевой товарищ в штанах тут же проснулся и начал наливаться кровью. Я выкинул недокуренную сигарету и приобнял ее за талию. Коснулся губами ее шеи.

— Я смотрю ты уже по-домашему, в халатике, — хмыкнул я, уткнувшись лицом ей в волосы, пахнущие каким-то цветочным ароматом.

— Ну да, — улыбнулась Ира. — Не ходить же мне с мокрыми ногами. Или я в халате тебе не нравлюсь?

— Нравишься, — я развернул ее к себе и поцеловал. Ирина раскрыла губы, пропуская к себе в рот мой язык.

Она обхватила руками мою спину и страстно отвечала на поцелуи, прижимаясь ко мне всем телом. За все то время, что я ее знаю, никогда не видел с ней мужика. И Катя никогда не рассказывала об этом. У меня было убеждение, что Ирина Сергеевна всегда была одна. Это странно, потому как женщина она, для своих лет, очень даже вкусная... Может это и было правдой, потому что накинулась она на меня как коршун на добычу. Осыпала мое лицо градом мелких поцелуев и на секунду оторвавшись, сбивчиво сказала:

— Сто лет не целовалась на балконе... А минет на балконе и все двести не делала.

Хитро улыбнувшись и сверкнув чертенятами карих глаз, она присела передо мной на корточки и принялась расстегивать ремень. Пара секунд и член в полной боевой готовности перекочевал в теплоту Ириного рта. Ее голова быстро задвигалась туда и обратно по стволу члена, стараясь принять его поглубже. Не сказать, чтоб Ирина Сергеевна отлично делала минет. Ее дочурка, например, в этом деле была по моему личному рейтингу вне конкуренции. Бывшая теща брала страстью и старанием, но все же постоянно сбивалась, пуская пузыри, и царапала зубами возбужденный причендал. Я решил взять быка за рога, то есть Ирину голову в свои руки, и тогда дело пошло веселее. Старался глубоко не просовывать и резко не двигаться, бедная Ирина Сергеевна и так уже изошлась слезами и соплями, но стойко сидела в неудобной позе, открыв рот и принимая внутрь не самых малых размеров член. Я вытащил его наружу, что бы Ирина хлебнула воздуха, чем она тут же и воспользовалась. Провел головкой по подбородку и губам, размазывая по ее лицу стекающую слюну и снова ткнул его Ире в губы. Она тут же заглотила ствол по новой и все началось сначала. Через несколько минут я почуял приближение оргазма и уже не заботясь о своей любовнице стал вколачивать себя ей в рот почти на полную длину. Ира закряхтела, а я выстрелил в ее горло мощным зарядом спермы. Второй заряд уже улетел куда-то на стену, потому что Ира вырвалась и, сидя на полу, кашляла как чахоточная.

Я присел рядом и положив руку ей на плечо, виновато сказал:

— Ир, изини... Я, по ходу, не расчитал силы немного...

— Да брось, — все еще сопя, откашливаясь и вытирая рот рукавом, вымученно улыбнулась Ирина. — Все хорошо, Сереж... Тебе понравилось?

— Конечно. Очень. — уверенно кивнул я и провел осторожно пальцем ей по подбородку, стирая с него остатки слюны и спермы.

Ирина Сергеевна не роптала и не жаловалась, желая доставить мне удовольствие, а я довольно грубо поимел ее в рот. Неблагодарной скотиной я быть не любил, поэтому взял ее за руку и потянул с балкона:

— Пойдем...

Я втащил ее в спальню и стал расстегивать халат. Под халатик Ирина, естественно, ничего уже не одела и когда он улетел в угол комнаты она предстала во всем своем великолепии, скрытом от меня только полутьмой. Из соседнего зала через дверь проникал тусклый свет, в котором были видны очертания ее крупной груди. Я засосал в рот ее большой сосок, одновременно обнимая руками мягкую попу и сжимая в ладонях ягодицы. Ирина громко дышала пока я ртом обследовал ее груди. Усадил ее на кровать и включил в комнате свет. Ирина инстинктивно прикрыла рукой грудь:

— Не включай...

— Темнота друг только молодежи. — Не согласился я, и встав перед ней на колени, несильно толкнул ее спиной на кровать. Она растянулась на спине и развела ноги в стороны.

Подхватив ее под коленки я завел их вверх и немного в стороны и прередо мной предстали обе ее дырочки. Лобок и набухшие мясистые половые губы Ирины Сергеевны были густо усеяны черными волосами. От влагалища волосы уходили вниз, к анусу, который тоже был в волосках, но уже намного менее густо росших. Меня это никогда не отпугивало, я люблю женщин как заросших, так и гладковыбритых. Наклонился и провел языком по расщелине между половых губ. Ирина легко вздрогнула и закрыла лицо рукой. Найдя языком клитор, я прижался к нему губами и отпустил Ирины ноги. Сильнее стал теребонькать клитор, посасывая его. Ира задышала громче и напряглась, стараясь развести ноги шире. Несколько минут я уделял внимание только клитору, пока Ира не начала еле слышно постанывать. Увлекся, подбадриваемый стонами Ирины и не заметил как сзади ко мне подобрался Кент и цапнул меня за ногу.

— Блядь, уйди, сучонок! — прорычал я и кинул в кота подушкой. Тот с шумом ретировался.

— Ты чего там? — простонала Ира.

— Да так... — ответил я и вернулся к начатому.

Все сильнее и быстрее я старался елозить ртом и языком по влагалищу женщины то проникая поглубже внутрь, то возвращаясь губами к клитору. Большим пальцем правой руки гладил заднюю дыроку Иры, которая тоже была и в ее соке и в моей слюне. У меня уже начало сводить челюсть и правое запястье, как Ирина резко выгнулась и прикусив свою руку, кончила, протяжно завыв. Она обхватила мою голову ногами и крепко сжала. Мышцы ануса расслабились и мой палец на всю фалангу проник ей в задний проход, а я все продолжал посасывать ее клитор, только уже сбавляя темп. Ирина разжала ноги, которые безвольно свесились с кровати на пол, и обмякла.

Я же наоборот, только возбудился, и не теряя времени даром, скинул с себя остатки одежды и забрался на нее сверху, закинув ее ноги себе на плечи. Член, как нож в масло, провалился в мокрую щелку. Ирина Сергеевна открыла глаза и обхватила меня за шею, притягивая мою голову к своей груди. Было неудобно и она чуть не свернула мне шею в порыве страсти, когда начала практически сразу кончать. Видимо с доведением ее до оргазма сложностей не возникает никогда, подумал я, вколачивая в нее свое достоинство по самые помидоры.

Ира успела кончить еще раз к тому моменту, как соргазмировал и я, излив в нее весь запас. Не беда, запаса много. Шутка ли, месяц без бабы... Только вот как залетит моя Ирина Сергеевна, вот будет весело, подумал я, скатываясь с нее и раскинувшись рядом на спине.

— Ты не переживай, не забеременею... — отдуваясь сказала Ира. — У меня трубы перетянуты.

Она мысли, что ли, читает?... Второй раз уже за вечер... Хотя, чего тут читать, немудрено и догадаться.

Ира обняла меня и закинула сверху на меня ногу. Я тоже приобнял ее и она уткнулась мне в грудь носом...

Разбудил нас настойчивый звонок в дверь. Я еще ничего не понял, как Ирина спрыгнула с кровати в чем мать родила и заметалась по комнате в поисках халата.

— Ждешь кого?... — спросони промямлил я.

— Да кого я жду, — прошептала Ирина. — Это Катька!

— Не открывай. — я плюхнулся обратно на кровать.

— Сереж, вставай! — бубнила Ира. — Одевайся! Она так и будет трезвонить!

— Да пусть трезвонит, — я протянул руку и, взяв ее ладонь, потащил к себе в постель. Но Ирина Сергеевна вырвалась и продолжала стенать:

— Сережа, одевайся... Господи, что теперь делать-то...

Видя, что у моей Ирины началась паника, — пока еще легкая, — я встал рядом с ней и, взяв ее за плечи, твердо сказал:

— Ира, перестань! Сейчас я оденусь, не волнуйся. Ты только не забывай, что ты ничего своей дочери не должна. И я тоже. Все, хватит паники. Одеваюсь, можешь открывать. В любом случае, главное не парься! Я, как говорится, с тобой. Можешь на меня расчитывать в любой ситуации. Слышишь меня?

Я заглянул ей в глаза. Она посмотрела на меня уже более осмысленно и, вроде как, немного пришла в себя.

Пока я одевался, к звонкам в дверь добавились звонки на Ирин телефон. И точно, Катька. Да и кто еще так бесцеремонно может нарушать чужое пространство кроме Катерины. Это у нее в крови.

Когда я уже застегивал рубашку, услышал Катькины крики из прихожей. Значит все-таки прорвалась внутрь.

— Ну и где он?! — послышался голос Катерины. — Чего мне, в шкафу его искать?! — продолжала орать она, распахивая дверь в спальню.

Катька смотрела на меня не мигая, только левый глаз чуть дергался от злости.

— Зачем искать? — ответил я словами из старой комедии. — Я здесь стою, всем видно.

За спиной Катерины я увидел как Ира прошмыгнула в кухню. Сейчас если оставить ее одну, то Катька ей все нервы вынет.

— Че ты орешь с утра пораньше? — спросил я, подойдя к бывшей жене вплотную.

— С какого утра?! — взвизгнула фурия. — Почти одиннадцать дня уже! Скажи, ты че, совсем охренел? Ты че тут забыл? Не, я не поняла, вы совсем охуели? Всю ночь твой драндулет во дворе! А если у меня еще и бабушка была бы, ты и ее бы трахнул?!

Она начала наступать на меня, толкая в грудь, но я перехватил ее руку, сильно сжал запястье и, прижав ее к стене, тихо сказал:

— Если ты не заткнешься, то я и дядю твоего выебу. Если имеется в наличии. Тебе никто ничего не должен и нечего истерики закатывать. Лучше всего тебе сейчас свалить, а завтра попросить у матери прощения. Но это вряд ли, тебе же по хуй на все.

Она долго молча смотрела мне в глаза, все так же дергая глазом, после чего вырвала свою руку из моей и убежала на кухню к матери. Я перевел дух и отправился следом. Навстречу мне вышла Ира и вывела меня в коридор.

— Сереж, ты сейчас иди, — сказала она, глядя на меня совсем растерянно. — Она просит, чтоб ты ушел. Ты и правда иди... Нам надо поговорить с ней. Видишь же, какая она... Я позвоню тебе, обязательно.

— Точно все нормально? — спросил я. — Ты побойчее с ней, а то она уже на шее у тебя едет.

— Да, точно все нормально. Ты иди... — повторила Ирина. — Спасибо тебе за сегодня. И извини...

Я вышел из подъезда, закурил на крыльце. Рядом с моей тачкой стояла черная бэха. Видимо ее я сегодня ночью с балкона и видел. Они чего тут, всю ночь, что ли, катались? У Катюхи точно крыша протекает. Странно, что она ночью не ворвалась, прервав процесс. Других дел, что ли, нет...

Я прошел мимо бэхи, стараясь не смотреть на нее. Да и все равно ничего не увидел бы — стекла тонированы наглухо. Сел за руль, запустил двигатель и посмотрел на окна на третьем этаже. Вот такая вот выдалась пятница с переходом на субботу... Докурил сигарету, затушил ее в пепельнице и уже хотел ехать, как из подъезда выскочила Катерина. Она подошла к БМВ, наклонилась к окну со стороны водительского места, видимо что то сказав чуваку за рулем, и постучала в окно моей машины. Я слегка приспустил стекло.

— Дверь открой, что-то скажу! — требовательно вякнула бывшая. Открыл. Она забралась внутрь. — Сергуня, ты как был мудак, так и остался. Чтобы я тебя больше рядом с матерью не видела! Понял?

Пока она говорила на свет божий из своей машины выполз ее ебарь, — не то кореец, не то китаец, — и встал чуть сбоку от капота моего «фокуса».

— А этот хуй чего вылез? — кивнул я на него. — Для твоей моральной поддержки или для моего устрашения? Так не страшно ни пизды. Все, вали из машины.

— Мудозвон! — взвизгнула Катерина.

— Все, говорю, бывай, — я наклонился через нее и открыл дверцу. — Попутного ветерка тебе с ближайшей помойки.

Бэха, взвизгнув покрышками, сорвалась с места и увезла в своем чреве двух горемык. А я снова взбежал по лестнице на третий этаж и позвонил в Ирину дверь.

Она открыла мне и отступила вглубь, пропуская меня внутрь. Глаза у нее были на мокром месте. Я обнял ее и она доверчиво прильнула ко мне, прижимаясь покрепче.

— Много Катька тебе наговорила?

— Не очень... — шмыгнула Ирина носом. — Но наговорила...

— Плюнь. Лучше собирайся.

— Куда? — она вскинула на меня заплаканные глаза.

— Куда-нибудь. Прогуляемся, подышим. Не хочу тебя одну оставлять. Сегодня ночуешь у меня. И завтра тоже. А дальше — как захочешь.

Ирина крепче прижала меня к себе и снова тихонько шмыгнула носом...



Архив историй и порно рассказов